tumblr_netyixofsu1rpowflo1_1280-6176900

Москва готовится к празднованию Нового года.

Второй этап — городская агитация в виде елок, растяжек и нереального числа дедов морозов, которые никакой работы не гнушаются: могут и детишек поздравить, и флайеры солярия пораздавать, и даже троллейбус поводить. Третий этап — тяжелая артиллерия в виде классики советского кино. Пятиминутки Людмилы Гурченко по вечерам тоже даром не проходят.

Прессинг по поводу Нового года достигает своего пика на последней неделе пред событием, когда болезнь представляет собой истерию в масштабах всей страны. Здесь уже не спасает ничего, потому что все остальное уходит на второй план или вовсе перестает существовать, как у настоящих невротиков. И начинает казаться — может быть, и правда ты живешь лишь для того, чтобы пережить эти 12 выходных года?

Короче, если вы еще не заболели, то вот вам контрольный выстрел в виде потока людских откровений, собранный в последний месяц путешествий по мегаполису.

В электричке на Казанском направлении

«У меня сын маленький в Новый год сжевал целую коробку пластилина. Бабушка пластилин подарила ему. Все ели салаты там, горячее, и Вадик жевал что-то. Ну, жевал и жевал. Все же едят. А потом стали укладывать его спать, пошли чистить зубы. А он прям изо рта достает это… ну, я даже не знаю, как это назвать. Кладет на тумбочку. Я чуть не обделался от страха…»

В Домодедово

«У Андрюши на работе есть сотрудник Валентин. У нас есть даже песенка «sun doesn`t shine/ on Valentine» — солнце не очень-то светит на Валентайна. Он правда хронический неудачник, вообще парень хороший, просто все не клеится у него. Во-первых, у него раньше была девушка, с которой он вместе взял ипотеку. И потом она ушла от него к какому-то наркоману, кинула его  и,  в общем, им пришлось продать эту ипотеку на 30% дешевле, чем они ее купили. Потом у него умерла мама, дальше он сошелся с девушкой, которая страдает ожирением. Ей вот прям поставили диагноз «ожирение» и отправили на операцию по уменьшению желудка. Часть желудка отрежут, чтобы она меньше ела. При этом она два раза оставалась на второй год в институте, и он два раза платил за ее годовое обучение. Так вот, операцию будут делать 31 декабря вечером, то есть этот Новый год он проведет в больнице с ней. А, еще недавно она попросила у него машинку поехать куда-то и уснула за рулем, машина вдребезги. Ремонт, понятно, очень дорого ему обойдется. Прям вот смотреть на него больно.»

В магазине игрушек

«Але, ну тут есть машинка эта, но у нее цвет какой-то… Ну такой, какашный. Может, лучше взять вертолет? А то Димон подумает, что я с намеком ему подарок, Дед Мороз типа в курсе его приключений».

На Малой Бронной

«Да ты чо, я вообще терпеть не могу все эти праздники. Одна алкота кругом, куда ни пойдешь. У нас у дома в прошлом году замерз мужик, насмерть. Забухал, на ступеньки у подъезда сел и все, привет. И никто его не спас, потому что все так же сидели, но только в тепле»

В «Ашане» у стеллажа с алкоголем

« — Ну что, водку брать будем? — Кому? —Что кому? — Кому водку брать ты хочешь? — А че, у нас не пьет что ли никто? А Михаил Алексеевич что? — Сереж, он не пьет уже давно, ты что. Лена его отучила.

— Во вы даете, и че мы тогда пить будем? Чай что ли? А страну кто будет топить в пьянстве?»