Совсем невыносимо тем, чья френдлента насчитывает пару тысяч человек, грозя выйти из берегов здравого смысла. Как правило, 80 % своих «друзей» такие люди в глаза не видели, но зачем-то держат этот бестиарий у себя под боком, «авось пригодится».

177-6638772

В конце концов, если кто-то бесит, всегда можно нажать на “hide”, скрыв чужие навязчивые обновления статуса. Cуществуют даже приложения для «мягкого» затирания друзей. Если же «друг» ведет себя как клинический дебил – удаляешь.

Избавиться от человека — не проблема. Интересна мотивация людей, сначала набирающих тысячу френдов, а затем скрывающих чужие посты в своей ленте. То ли это попытка создать ту самую параллельную реальность, куда с самого начала хотелось убежать, то ли один из способов вознестись над толпой и чернью? Мотивы весьма туманны.

246-8651490

В 2010 в Университете Денвера провели исследование с целью узнать, за что пользователи чаще всего удаляют друзей в социальных сетях. Выяснилось, что первая причина –  частые посты «ни о чем». На втором месте — споры о религии и политике. На третьем – ксенофобские комментарии. Также стало известно, что 57% пользователей удаляют друзей за «некорректное поведение в сети» и лишь 26,9% делают это из-за событий, произошедших в реальной жизни.

В 2013 читатели The Telegraph в качестве самых распространенных причин удаления из друзей назвали хвастовство и вынос подробностей своих романтических отношений на публику. Также в числе распространенных причин оказались все те же частые посты «ни о чем».

Так что можешь порадоваться: людей, ноющих о личном и хвастающих сомнительными успехами, хватает везде, не только в России.

В 2014-м Daily Mail опубликовала результаты опроса, «почему люди не удаляют из друзей тех, кто им откровенно неприятен?». Опросили трех тысяч взрослых американцев.

343-5327298

Отвечая на вопрос, почему они не удаляют их из друзей, опрашиваемые заявили, что хотят знать, чем те занимаются. 57 % признались, что «враги» являются либо их родственниками, либо членами семьи их спутника жизни. 50% боятся удалить неприятных им типов из  «друзей», опасаясь, что те «устроят сцену».

442-5075366

Понятно, что люди за дверью и так знают о тебе все, но должна же оставаться хотя бы минимальная иллюзия интимности.

О настоящей интимности в соцсетях не может быть и речи. Так что все “hide” и “unfriend” — скорее способы защиты, чем нападения. Любому завсегдатаю соцсетей известна жесткость царящих там неформальных правил. В интернете нет морали, но правил там точно никто не отменял. Пожалуй, нет более жесткой самоцензуры, чем в фейсбуке. Любой резкий выпад или оскорбительное высказывание распространяется по френдленте, как запах перегара в переполненном автобусе.

Бывает, какой-нибудь дурак повесит в ленте фотографию из метро: люди сидят, все как один уткнувшись в смартфоны.

541-2683005

«Бесчувственные скоты! Мы такими не были. Гоняли мяч, пили водку, лазили к девкам в окно», «Иные времена, сударь, иные правы», «Н-да, что технологии сделали с людьми». Все эти реплики строятся на предположении, что люди с фотографии обманывают самих себя, потому что бегут от жесткой реальности с ее правилами, социальной иерархией и ответственностью за свои поступки.

Как будто в интернете не существует правил, иерархии и ответственности. Вероятно, они даже жестче, чем в реальности, потому что их границы не определены, а цели по большей части находятся в тени.

Ты должен выбирать между страхом сказать лишнего (и подвергнуться форме сетевого остракизма) и страхом выйти за пределы собственной зоны комфорта (и узнать о себе неприятную правду). В обоих случаях судьями выступают люди, которых ты не видел и наверняка не увидишь никогда, люди, объективно ничего не решающие в твоей жизни — но от их мнения ты продолжаешь зависеть.

639-4772506

Именно с ними связан расцвет приложений типа Rooms для анонимных дискуссий, Cluster и нашумевшего этим летом Secret`а, где можно поливать грязью людей из своей тусовки без последствий. Вероятно, это последний шанс сохранить остатки приватности в новом, насквозь проницаемом мире.

Наказание в рамках неформальных институтов крайне редко приобретает радикальные формы, просто в приличном обществе тебе больше не подадут руки.

Пока люди живы, они будут придумывать все новые правила и новые способы их обойти. А нам остается только неловкость при виде чужого идиотизма, попытки найти нужное место для всех своих друзей и вечные сомнения в собственной виртуальной адекватности. Вероятно, плохие правила лучше, чем никаких, и поэтому придется немного потерпеть перед тем, как ты сделаешь паноптикуму ручкой, бросив свое последнее «Пока, неудачники» и навсегда растворишься в цифровом океане.