Ты родился мужчиной, ты попал.
Ходу нет, если ты натурал.
Наше послание лиги наций,
По поводу такой дискриминации:

Если ты не пидор, то фиг тебе!
Тебя не пустят на ОРТ.

Эмбеды с ютуба для лошков, для инвалидов слуха. Эпиграфы. Я скорее прибегну к ним, к беззвучным словесным конструктам, нежели отдам на растерзание оперу “Пидоры идут” динамикам чьего-то лаптопа — наверняка охрипшим, сорвавшим голос от фальшивых стенаний из короткометражек Bel Ami, от лицемерного нытья напудренных педерастов телеканала До///дь, что жадно обсасывают тридевятый день подряд т.н. “антигейский” закон.

Приглушите басы, мучачос. Вашими низкими октавами только грубую пропаганду ЛГБТ горланить. Наоборот, гомофобские “Пидоры” — композиция совершенно утонченная, нежнейшая по фактуре. Она не терпит других вариантов исполнения, кроме высокого сопрано. Взяв ноту Си в самом начале, вокально-инструментальный ансамбль “Чугунные скороходы” не отпускает ее вплоть до кончины трека.

Телегомосеки на телевидении,
И ты не поедешь на евровидение.

Певцам, вероятно, хотелось бы сделать передышку, однако сюжет музыкального произведения лишен пит-стопов, не понижает планки — как это произошло с “Госдурой” ссыкливого маразматика Познера. “Пидоры идут” есть перманентный надрыв, монолитная драма об отчуждении гетеросексуального юноши.

Любой парикмахер или стилист
Должен быть гомосексуалист.
Как натуралу устроится в штат,
Если гомосеки его с ходу хотят?

“Пидоры идут! Пидоры идут! Yeah! / Спасайся кто может, гомосеки там и тут!” — протагонист оперы не спешит бросаться на амбразуру мужеложства. Он наблюдатель, он резонер. Упрямый, прямолинейный, что называется straight. Отлично от проституирущего трансвестита Познера, он не натягивает портки героя-обличителя с тем, чтобы отыграв роль, мигом их стянуть, предоставить голые ягодицы в распоряжение карателя и господина.

Ты работаешь в фирме несколько дней, Тут выясняется что твой бос гей. Что тебе делать? Кричать? Молчать?

Нагнуться и дать или убежать?

В ответах на вставшую перед ним — сверх того, эрегированную — дилемму персонаж непреклонен.

Беги, беги, беги, они уже рядом!
Беги, беги, беги, убегай от их взглядов!
Беги, беги, беги, не смотри назад!
Беги, беги, беги, они тебя хотят!

Иной критик язвительно заворчит, дескать, тут проявление эскапизма, уход за линию фронта. Мы же отметим в противовес, что не заботясь о тылах, войско тем паче рискует быть повергнутым своим противником в коленно-локтевую позицию. Чугунные скороходы отступают целенаправленно, не юля: “Как иначе-то, — визжат они стабильной нотой Си, что твоя сирена воздушной атаки. — Пидоры идут!”.

Это пидарасьим фабулам свойственно извиваться трансгедером, которому куда ни ткни, всюду переменная, имплантант. Не подымая пыльных архивов, аргументирую свежим следом, приключением учителя биологии Ильи Колмановского. То отчислили его из школы за симпатию ЛГБТ-движению, то не отчисляли вовсе, а лишь устроили надувательство пышного скандала, запуск в блогосферу холостого пузыря на потеху интерсетевым пустомелям.

Вроде полнейшей былью является эта история, а с другой стороны сказка синтетическая, накладной ноготь, парик, сиська с поролоном. Как если бы вышеупомянутый биолог Колмановский объявил о существовании единорогов, приложив в качестве доказательства фотографию белогривого пони с пластиковым дилдо на макушке.

Оно, может, и верный шаг — выпиздить поехавшего Илью за пределы образовательного заведения. Не из-за восторгов касательно трансгендеров, а потому что восторги эти нейтрализуют положенный ему по профессии естественнонаучный материализм до сборника искусственных побрякушек. Какова цена Колмановского как научного сотрудника, если его мракобесную гипотезу о тождестве человеческой и лэгэбэтэшной рас можно опрокинуть одним куплетом?

Попробуй с пидором сделать детей,
Можешь стараться хоть несколько дней.
Детей не будет, идея порочна.
Сам ты пидором станешь точно!

Понятно, что такая пропасть философии, как “Пидоры идут” умещает в себе множество трактовок. Мы не погрешим против истины, встряхнув калейдоскоп, дабы оценить предыдущее четверостишие с точки зрения не только биофизики, но и социальной психологии. “Я — гомосексуал. И я такой же человек, как вы. Как наш президент, как премьер, как и другие люди в администрации президента или правительстве”, — ходатайствовал нововыпеченный харви милк Антон Красовский в эфире Kontr TV, откуда впопыхах и вскорости был репрессирован.

Опять-таки тут видится попытка бреда по вздорной теме. Концепция нахождения гея в правительстве абсурдна. Педераст чурается каких бы то было сношений с родиной, ему безынтересна судьба страны, он в принципе не способен испытывать чувства к России. Ибо и Россия, и страна, и родина обозначены женским родом.

Допускается ли в таком случае существование гипотетической президентши-лесбиянки с густыми сталинскими усами? Отрицательно. В европейском государстве, этом кастрированном волею толерантности “оно” — оукей, в эрэфовском бабском лоне — неа. По мысли Чугунных скороходов, идея порочна. Приплода не выйдет от брака меж королевствующей лесбиянкой и Россией, избиратель за подобные перспективы голосовать и не подумает.

“Очень сильна в русском народе религия земли, это заложено в очень глубоком слое русской души. Земля последняя заступница. Основная категория материнство, — писал Коля Бердяев в “Русской мысли”. — Богородица идет впереди Троицы и почти отождествляется с Троицей. Народ более чувствовал близость Богородицы-Заступницы, чем Христа. Христос — Царь Небесный, земной образ Его мало выражен. Личное воплощение получает только мать-земля”.

Кто не родит, тому смысла нет. Того если не с корнем выполоть надлежит из огорода русского бытия, то хоть выпороть полагается в назидание. Вражеским сорняком, чужеродным интервентом фантазируются россиянским обывателям декоративные клумбы ЛГБТ:

Но как говорится в одной пословице:
Гомо не рождаются, гомо становятся.
Во всём виноваты американцы —
Ходят вокруг голубые засранцы.

Именно фантазируются. 92% граждан с пидарасьей агитацией никогда не встречались, при этом 86% поддерживают введение запрета на нее. Так сообщает ВЦИОМ в рапорте с будоражащим заглавием “Пропаганда Гомосексуализма: Призрачная Угроза”. Неоспоримо подсчитано, право. Вот бывало вытаращишься во мглистую, выскобленную до сплошной черной дыры пустошь, именуемую лоном матери-земли русской, и крикнешь: “Эге-гей!”. А из чрева отзывается эхоподобное: “Гей! Гей! Гей!”. Сотни, сотни миллионов педиков бродят по Эрэфии и каждый норовит пропагандировать, и всякий может очутиться пропагандистом. Пидоры идут, безусловно. Пидоры где-то рядом.