Раньше Медведеву потворствовали в его шалостях. Грезили, будто от частых соприкосновений со смартфоном недоросль сам возьмется за ум. Увы, сорокалетней детине все бы в Энгри бердз играть, в Твиттор и прочие виртуальные классики и салочки, от которых потом хлопот не оберешься — и не придуманных, не отрисованных в Тамблере каком-нибудь, а самых настойчиво настоящих, натуральных и местом, и действием.

Ввожу в курс дела. Не недоросль, но попросту неандерталец (таких уже не выдрессируешь прописями, не перевоспитаешь кипою бумазеи; здесь генетика) Рамзан Кадыров опять нахулиганил. Над последствиями регистрации вождя кавказских варваров в Инстаграме всегда хмыкали, прыскали, глумились и зубоскалили. Однако на этот раз в комедии случился вывих. События приняли нешуточный оборот. И без того было ясно, что кадыровские дагеротипы живописуют нам господ отнюдь не джентельменского покроя. Не обнажают их лица христианскую добродетель, зато обильно процветают бородами. Какие непристойные выходки, дурные мысли и помыслы тщатся покрыть эти лукавые сорняки? Я не знаю. Неведомо было и многим другим, что за плуты и прощелыги, неназванные разбойники мелькают на снимках Кадырова. А тут возьми и нарисуйся разбойник именитый, сиделец Бекхан Ибрагимов.

Понудил, значит, Рамзана вручить ему паспорт, а подозрительного чиновника, ранее не выдавшего искомый документ, велел гнать в шею за коррупционные пакости. Кто он, Имбрагимов, забубенный гипнотизер что ли? Отставной санитар грозненского дурдома, нахватавшийся опытов воздействия на психику? Ну правда, никак не мог он облапошить президента Чеченской Республики. Виновен Инстаграм! Хитрые вебдванольные бесы овладели Кадыровым, чей разум оперирует понятиями средневековья. Гонясь за лайками, как индеец за бусинами, горская сакаговея щелкала камерой направо без разбору и налево без цензуры, допрыгавшись наконец до скандалезного палева.

Контуженный светодиодной вспышкой, вождь намерен забросить треклятое фоторужье и впредь давить на курок старого доброго АК-47. Помолимся же Аллаху, чтобы Рамзан с непривычки не направил дуло автомата на себя в попытке заебашить лук.

Изыйдите из чеченских сыновей, смертоносные демоны модернизации! Изыйдите из Кадырова, изыйдите из Суркова! Владислав Юрьевич, как известно, защищал адские сколковские бастионы до последнего. Отлично от недоросля Медведева и неандертальца Кадырова, он не отказался от опального айфона в пользу блокнота на щегольской пружинке и ящика сорок седьмых АК. Предпочел политический суицид. Василий Якеменко в свежем вью объявляет необоримую тягу Суркова к киборгам формой прогрессивного сектантства: «Технологии — это победа над болезнями, облегчение страданий, продление жизни. Если коротко, то он [Сурков] считает, что инновационная экономика — это религиозный выбор. Практическое восстание человека против смерти».

Каюсь, я и сам был в страстной любви с терминатором. Требовал массово заражаться раком. Дескать, пусть метастазы пожирают тленную плоть, а мы будем лечиться, менять скоропортящееся мясо на искусственные протезы. Раковая опухоль не злокачественна. Наоборот, канцерогены подталкивают нас к бессмертию. Мы все должны быть сконструированы из неизнашиваемых, либо легко сменяемых частей и материалов. Вечными должны быть! Обязаны завоскресать!

Достаточно элементарной логической операции, чтобы порушить мою научно-фантастическую романтику. Анджелине Джоли мерещится, будто она продлила свое бытие, отрезав грудь и вмонтировав импланты. Но по здравому суждению выходит, что истеричная баба сменяла живую плоть на синтетику, безапелляционно мертвую субстанцию. Чем больше в Джоли синтетических деталей, тем скорее в ней опознается труп. Человек не восстанет против смерти, прошив себя сверху донизу компьютеризированной арматурой. Он погибнет. Россиянский главврач Геннадий Онищенко предупреждает: летальный исход вызывает даже тривиальный просмотр ютубовских роликов, они подобны видеокассете из «Звонка».

Одурманенный хайтеком, Владислав Сурков занимался планомерной подготовкой геноцида русского народа. Его Сколково — нацистский концлагерь в стиле new age, где айтишная версия доктора Менгеле перековывает удалых мускулистых Иванов в зомбированных жестяных андроидов, цифровых зэков, готовых сутками горбатиться за дозняк низковольтного электричества.

И ладно бы речь шла о строительстве условного БАМа, Беломорканала, спальника в Бирюлево. Наивно полагать, будто металлические граждане, сотканные из микрочипов иностранного происхождения, запрограммированы радеть за любезное отечество. Какой топоним наилучшим образом реферирует к слову «дроны»? Америка. Сегодня разведчик мистер Фогл тараканится по московским улицам с атласом и компасом, завтра — лазоревое небо златоглавой серебрится от кровожадных беспилотников. Стратегические объекты столицы исчезают с лица google maps: Кремль, ТРЦ «Европейский», сеть кафетериев «Шоколадница», опять зачем-то Бирюлево.

Пока Сурков изобретал плацдарм для вероломной высадки американских интервентов на территорию РФ, директор по гуманитарным проектам «Роснано» Леонид Гозман проводил подрывную агитационную работу среди местного населения с целью его деморализации и снижения боеспособности. В канун Дня Победы сколковский шпион приравнял контрразведывательную организацию СМЕРШ к штурмовым отрядам СС.

«Зачем либералам это надо — пересматривать историю? Зачем они выбивают у страны почву из-под ног: переоценивают и оплевывают все, что связано с войной — самое святое, что осталось у пережившего крах СССР народа? Зачем гозманы ведут нас от Победы — к лузерству? К никчемности? К неполноценности?», — всполошилась юродивая колумнистка КП Ульяна Скойбеда с мюслями вместо мозгов.

Какие либералы, дура? Роскомнадзор, забань уже Скойбеду за ее беспомощную реликтовую философию эпохи болотных митингов и белых лент. Доверяясь не тлетворным слухам, но trusted sources, мы с вами давно укоренились во мнении, что истинными врагами народа является шайка сколковцев. Заговор электронно-вычислительных злодеев раскрыт. После модернизации добропорядочные граждане айпадами не машут. Увидите, как кто-то светит планшетником, теребит его — знайте, перед вами нацистский шпион, деструктивный сектант, разработчик технологий смерти.