Есть что-то глубоко порочное в том, что сотням людей проще быть вовлеченными в гигантский цикл производства одноразовых ложечек из нефтепродуктов, чем просто мыть столовые приборы. Однако дайте любому здравомыслящему человеку пистолет с двумя патронами и заприте его в комнате с Гитлером, Полом Потом и экологом — мы не уверены, что этот человек воздержится от контрольного выстрела экологу в голову. Нет более продажных, непоследовательных, лицемерных и нелогичных людей, чем профессиональные экологи. Как и всякие сектанты, они эксплуатируют самые низменные человеческие страхи, в которых нанотехнологии и глобальное потепление, трансгены и трансгендеры представляются звеньями одной цепи.

Одной из самых успешных сект от экологии уже несколько десятков лет является Greenpeace, практически монополизировавшая в общественном сознании любовь и заботу о природе. Каждый ребенок цивилизованного мира знает, что золотая арка — логотип макдональдса, клерасил помогает от прыщей, а милые белые пушистые зверюшки живы только потому, что им покровительствуют славные экологи из «Зеленого мира». Как и почти все, во что истово верит современный человек, это — абсолютная ложь.

Гринпис мудро решил не идти по стопам своих радикальных младших братьев. В девяностые годы экологи-анархисты из «Фронта освобождения земли» причиняли миллионный ущерб частным компаниям, возмещение которого, очевидно, должно было спасти земные ресурсы от растрачивания. Гринписовцы тем временем уничтожали здравый смысл во славу природного равновесия куда более тонкими методами. В те же девяностые они начали крупную кампанию по борьбе с хлорированием воды, сославшись на канцерогенность соединений хлора, которыми на тот момент обеззараживали водопроводную воду практически по всему миру. Дурачками, которые повелись на байки экологов, оказалось правительство Перу. Ценность хлорирования воды пришлось доказать гигантской эпидемией холеры в этой латиноамериканской стране, вспыхнувшей в 1991 году из-за отказа от обеззараживания содержимого водопровода. Сотни тысяч заболевших и тысячи смертей заставили Гринпис еще не один год публиковать на своем сайте пространные отчеты, в которых очевидная связь «нет хлора = есть холера» ставилась под сомнение.

Впрочем, на этом луддиты-экологи не остановились. Еще одним достижением Гринписа стала кампания по борьбе с генетически модифицированными продуктами. Мы обязательно напишем об этом отдельную статью, а пока просто поверьте всеведущей редакции — ГМО абсолютно безопасны для вашего здоровья. Их безопасность не ставится под сомнение ни одним уважаемым ученым, ни одной научной ассоциацией. ГМО никогда не вызывали опухолей у подопытных мышей, и этому было посвящено специальное исследование со вполне однозначными отрицательными результатами. Генетически модифицированные культуры — наиболее успешное сельскохозяйственное нововведение за всю историю. Они полезны для окружающей среды, потому что позволяют сеять без вспашки. Почва остается на том же месте, оздоравливается каждый год и выпускает в атмосферу меньше углекислого газа. Генномодифицированные культуры требуют меньше воды и удобрений, они устойчивы к болезням и вредителям и дают больше урожая. Спекулировать на теме их вреда продолжают только медиа и шарлатаны вроде Гринписа. Латиноамериканские страны (см. историю про холеру в Перу), ошалевшие от взрывного роста экономики, и здесь оказались впереди планеты всей по легковерности. В Бразилии после кампании запугивания ужасами ГМО Greenpeace начал предоставлять услуги по лицензированию «натуральных» (organic) продуктов питания. Надо ли говорить о том, что табличка «органическое» делает продукты вдвое дороже, чем их незаслуженно преданные анафеме «модифицированные» аналоги?

Неудивительно, что бывший глава Greenpeace UK, лорд Питер Мелчетт (чья фотография после ареста за уничтожение поля с генетически модифицированными растениями долго украшала сайт Greenpeace), стал сотрудничать с Burson-Marsteller, одной из самых известных PR-фирм в мире. Среди клиентов компании — Monsanto, мировой лидер в области создания генетически модифицированных растений. Опыт лорда Мелчетта в организации PR-акций для Greenpeace, безусловно, поможет клиентам BM успешнее бороться c экологическим движением — сам лорд признался, что намерен «с пользой использовать опыт», полученный в Greenpeace. Впрочем, не он первый — в свое время в BM ушли лидер агрессивной экологической организации «Друзья Земли» Том Бэрк и основатель сети магазинов по продаже «экологически чистых товаров» The Body Shop Гейн Грант. Экология головного мозга оказалась излечима.

Но главным поводом для критики Гринписа остается не крестовый поход против ГМО, а их настолько же непримиримая, насколько и нелогичная борьба с атомными электростанциями. Ряд европейских стран под влиянием экологов отказываются от ядерной энергетики: Швеция (с 1980 года, вышла из программы отказа в 2009 году), Италия (с 1987, вышла из программы отказа в 2009 году), Бельгия (с 1999) и Германия (с 2000). Австрия, Нидерланды, Польша и Испания запрещают строительство новых атомных станций. Какова же научная истина о вреде ядерной энергетики?

Здесь стоит сделать лирическое отступление. В современном турбокапиталистическом обществе ничто не продается лучше, чем идеи. «Хотите разбогатеть — придумайте религию», сказал как-то основатель сайентологии Рон Хаббард, и оказался прав. Агностическому социуму даже не нужен Иисус — технология получения индульгенции уже отработана в совершенстве. Сообщите гражданам: до сих пор не доказано, что огурцы не превращают людей в мутантов! Запустите кампанию с вопросами: а вдруг от огурцов вы позеленеете, или умрете, или у вас родятся дети-уроды? Пролоббируйте закон, согласно которому любая продукция, содержащая огурцы, должна особым образом маркироваться. Покажите толстые рожи огородников, наживающихся на продаже огурцов, и кабинеты директоров овощных хозяйств. Издевательски процитируйте «продавшихся» ученых, коварно использующих книжную премудрость, чтобы заставить граждан рисковать своим здоровьем, счастьем детей и будущим биосферы ради прибылей огурцеводов. Найдите потребителей, подавившихся огурцами, и грузчиков, надорвавшихся при их переноске. После такой обработки спасенным будет считать себя каждый, кто проголосует за запрет огурцов.

Так вот, с атомной энергетикой экологам повезло еще больше, чем с ГМО, и не в последнюю очередь благодаря громкому советскому инциденту. Пугало Чернобыля двадцать с лишним лет вставало перед глазами каждого при упоминании атомных электростанций, теперь к нему присоединился призрак Фукусимы. Акции и пикеты против АЭС, которые проводятся Гринписом, пользуются неизменным успехом у СМИ. Конечно, с ядерной энергетикой связаны определенные риски. Однако, их явно недостаточно для того, чтобы, как Гринпис, считать атомную энергетику  неприемлемой формой производства и выступать за ее повсеместную ликвидацию.

Если бы все электричество, которое вы потребляете за свою жизнь, было получено из ядерных источников, отходы от этого процесса поместились бы в коробку из-под айфона. В то же время обычная угольная электростанция в один гигаватт сжигает 80 вагонов угля в день. В каждом вагоне — 100 тонн угля, сжигание этого объема приводит к выбросу в атмосферу 18 тысяч тонн углекислого газа. Однако экологи, которые рвут на себе волосы из-за проблемы глобального потепления, вызванного, в первую очередь, этими самыми выбросами, не торопятся выступать за почти стопроцентно экологически чистую ядерную энергию.

Тем, кто напуган Чернобылем, стоит учесть, что в результате катастрофы не произошло заметного увеличения смертности и болезней, за единственным исключением рака щитовидной железы, который вполне успешно лечится средствами современной медицины.  Отчет комиссии ООН и более ранние отчеты ВОЗ свидетельствуют, что кроме двух тысяч зарегистрированных случаев несмертельного рака щитовидки, не было выявлено каких-либо существенных последствий, связанных с радиацией. Среди проживающих в России участников ликвидации последствий аварии выявлен рост заболеваемостью лейкемией, однако среди проживающих на Украине и в Белоруссии — нет. Также не выявлено увеличения случаев лейкемии у населения, проживающего вблизи АЭС. На одном из первых мест по количеству пострадавших стоят заболевания, связанные с психологическими причинами. Их причиной стал стресс, паника в СМИ и истерика экоевангелистов.

Даже с учетом последствий Чернобыльского инцидента, атомная промышленность остается одной из самых безопасных областей электроэнергетики. Для сравнения: в одной только угледобывающей промышленности в год погибает около 1000 людей. На единицу электроэнергии уголь дает в 18 раз больше смертей, чем ядерные электростанции (с учетом аварий в шахтах и на транспорте). Официальный отчет Американской медицинской ассоциации еще в 1989 году выделял ядерные электростанции как «приемлемо безопасные» — высшая оценка по их шкале. Для сравнения: шумовые и вибрационные эффекты ветроэнергетики, успешно зачищающие близлежащие экотопы, непоправимое влияние ГЭС на экосистемы водоемов, а также крайне токсичные мышьяк с галлием, до недавнего времени использовавшиеся для производства солнечных батарей, экологами от Гринпис не учитываются.

Окружающая среда — хрупкий и беспрерывно насилуемый человеком организм. Безусловно, атмосфера, почва, милые зверюшки и прочие факторы, несколько примиряющие нас с жизнью на этой богом забытой планете, нуждаются в нашем внимании и помощи. Однако Джеральд Даррелл и Дэвид Аттенборо, приложив колоссальные усилия для того, чтобы мы не забывали об этом, никогда не называли себя экологами. Не покупайте ненужных вещей. Чините их, а не выбрасывайте. Сходите в зоопарк. Заведите кота. Поначалу этого будет достаточно для того, чтобы ваша жизнь прошла чуть менее бессмысленно, чем жизнь среднестатистического эколога. Вам же нужен был смысл жизни, ведь так?