Хотите ли вы славы и денег от своей музыки?

Николай Бабак: Хотелось бы еще детей на бэках.

Почему вы решили больше не выпускать альбомов «Птицу Емъ», которая по любви широкой публики едва не переплюнула «Позиции» уже с первых песен? В какой мере вы делаете музыку для себя, а в какой учитываете мнение публики?

Александр Ситников: Мнение публики трогает, но при выборе дальнейшего направления не учитывается. «Птица» просто закончилась. Естественным путем. Персонажи выросли и заматерели. Читать о таких уже неохота — о них охота петь.

НБ: Все довольно точно сказано в приписке, которая ушла вместе с альбомом в интернет. Дальнейшее развитие героев «Птицы» не имеет смысла и как будто невозможно. Битых лохов там больше не нужно, сумасшедших тертых калачей тоже. Последние вообще заглянули туда из «Позиций» — вот и навели там свои порядки. Может быть, я и пизжу против истины, но не помню, чтобы мнение публики учитывалось. Тогда все было бы совсем по-другому.

И по музыке, и по текстам это скорее альбом 4ПБ, чем «Птицу Емъ», — почему так получилось?

НБ: Из-за внутренних перемещений и кровотечений. Бруно правил бал всегда, просто здесь он вставил больше своих веских замечаний.

Чем обусловлено решение оставить довольно-таки солнечных лузеров из прошлых альбомов и перейти к действующим лицам вроде тех, что упоминаются в «Кровосток видит Масодова»?

АС: Это все-таки движение именно к «Позам», а не куда-то еще, и оно естественно.

НБ: С «солнечными» все понятно. На ДЗОМ [«Давай забудем о морали», второй альбом коллектива. — Ред.] они уже становились более толстокожими. Это естественный процесс.

Сочиняя истории о маргинальных персонажах, сложнее всего не вызвать к ним жалость и отторжение, заставляя ощутить даже некоторое уважение к тем, кто смог вырастить цветы в аду. «Старая подруга», на наш взгляд, идеальная история такого рода. Как именно придумывались тексты «Птицу Емъ»: в одиночку, вместе, планово, спонтанно, основы списывались со знакомых, встречных, газет, сказок, книг, телевизора?..

АС: «Старая подруга» вообще, можно сказать, автобиографична, остальные в какой-то степени тоже, плюс иногда тексты рождаются из наших приватных разговоров. Интро на «Добром чувстве» как раз запись такой беседы.

НБ: Некоторые истории приходили в одну голову, некоторые рождались из совместных придумок в плацкартах или дома. Все они, я думаю, в определенной мере впитали что-то и из окружающего нас быта.

Какими будут ваши ощущения, если вы откроете интернет и прочтете, что кто-то в поезде Пермь — Калининград повторил подвиг товарища из песни «Поезд в предвкушении стоит»?

НБ: Я подумаю, что читаю рекламу в нижней части рутрекера.

АС: Испытаем доброе чувство, конечно же.

Существует ли «русское звучание»? (Некоторые отечественные музыканты нам отвечали, что русское от западного можно отличить по некачественному звуку, ваши записи это опровергают.)

АС: Не знаю, если честно. Мне кажется, по поводу таких вещей не нужно заморачиваться, можно не заметить и пропустить что-то более важное, свое личное звучание, что ли.

Есть ли такие книги, которые вы можете уверенно порекомендовать к прочтению?

АС: Арчибальд Кронин и другие книги, полные «несправедливостей» и их преодолений.

НБ: Советовал недавно кому-то Елизарова и Уэлша. Сейчас читаю «Цитадель» Кронина — очень мощная книга.

Проект «Птицу Емъ» был пародией или серьезной попыткой развернуть русский рэп в принципиально иную сторону?

НБ: Мы не думали особо о русском рэпе, попыток для разворота не предпринимали. Разве что с колен — на спину.

АС: Это не пародия и вообще не попытка заглянуть в русский рэп. Просто была выбрана такая форма для рассказов о тех персонажах. Первый и второй альбом — канало, а на последнем вот стало понятно, что эта форма уже не теми красками играет на этих «людях».

Чем был обусловлен выбор этих тем и персонажей?

АС: Интересные личности, никому ничего не доказывающие, а просто живущие своей никому не понятной жизнью. Непонятной не потому, что сложно понять, а потому, что никто особо и не пытается.

На кого из мира русского хип-хопа стоит обратить внимание?

АС: Лично мне Hashtag понравился. А вообще немного другим заряжаемся обычно.

Почему у вас в творчестве так мало проявлений локального и екатеринбуржского?

НБ: Герои «Птицы» живут не на местах, а во времени.

Кого вы можете назвать своими учителями и ориентирами?

АС: Для последнего альбома солидным подспорьем были беседы с диджеем Дьяволом. Оттого он таким и вышел.

Почему в ваших текстах так много физиологических и анатомических подробностей, всех этих булькающих и пузырящихся событий и существ?

АС: Это из музыки «Позиций» перекочевало. Там это наше любимое, чтоб все лоснилось, прорезалось и подтекало.

НБ: Саша же медбратом был, учился на медбрата. А вообще это оживляет героя и то, что происходит с ним, он как бы рядом с тобой булькает и пузырится.

Как разогнать свою фантазию до скорости вашей?

АС: Сойти со своего ума.

НБ: Зачем это? Для кого-то мы просто идиоты, наверное.

Важно ли создание мифа о себе для человека, занимающегося творчеством?

АС: Не знаю насчет создания мифов, но реально не понимаю тягу все сообщить о себе, вплоть до личной жизни.

НБ: Для меня нет. Иногда хочется какой-нибудь околесицы напридумывать, но это привычка из детства, наверное.

Чем нужно питаться русскому человеку?

АС: Проращенным зерном.

НБ: Святым духом.

Вы довольно неохотно, как нам кажется, даете интервью и комментарии, но все-таки даете — почему и зачем?

АС: Иногда проскакивает интересный вопрос и ответ. Я люблю читать интервью, правда в основном киношников, и порою что-то проскакивает такое, вдохновляющее. Вдруг и мы? Ну, кого-то на что-то…