Михаил Задорнов заслуживает куда большего признания, чем то, что получает сейчас: задумывались ли вы о том, что этот пророк сумел ответить на множество насущных вопросов об американцах буквально двумя-тремя фразами, даже не монологами? Толстой, Чехов, Гоголь с Достоевским со своей стороны достаточно полно описали наш национальный характер — и если объединить усилия всех вышеупомянутых гениев, то можно делать достаточно верные выводы. Помните?

Мы обладаем широтой души, а они нет. Мы умеем дружить, стремимся принимать близко к сердцу чужие проблемы, способны на импровизацию, спонтанное движение, перемену планов… а они живут в расчерченной на квадратики предсказуемой вселенной и т. д. Смешно, но многое из этого — чистая правда. Результаты подобной организации мироустройства подсказывают нам, что все эти стереотипы вовсе не стереотипны. Мы живем как на сцене театра, который дает, скажем, драму «Бесприданница», а американцы сидят в партере, наслаждаясь представлением, а потом едут домой и ложатся спать: завтра на работу.

1-d0b0d0bcd0b5d180d0b8d0bad0b0d0bdd186d18b-d0b8-d180d183d181d181d0bad0b8d0b5-5051227

Оставим пока Задорнова с Чеховым и сосредоточим наше внимание на этом моменте, тем более что он будет поважнее многих других (если не всех).

Пользуясь советом Жванецкого, нам придется что-то поправить — но не в консерватории, а на работе. Я неоднократно писал о том, сколько времени заняла моя личная перестройка с белорусской рабочей этики на американскую. Напомню тезисно: веб-серфинг, личные переговоры по мобильному телефону, опоздания на работу (в том числе с обеда), попытки мухлежа с отметками времени прихода-ухода, старания зашибить лишнюю копеечку на сверхурочных часах, отсутствие инициативы, агрессия.

Мои фокусы были пресечены все до единого, и уже примерно через год я трудился как никогда до этого и даже принимал близко к сердцу проблемы предприятия. Дело в том, что моим работодателям даже этого было недостаточно, в чем я убедился после первого же performance review, или ежегодной оценки производительности. Я смотрел на свои «троечки» с нескрываемым изумлением. Ребята, по моим собственным критериям я вкалывал как трудовая пчела. По их — выполнял минимум, необходимый для сохранения своего места. Только тогда мои глаза стали открываться, как у двухнедельного кота. Я ощутил себя стоящим на одной стороне Большого каньона, а на другой находилась Американская Рабочая Этика и брезговала даже взглянуть в мою сторону.

Если вы считаете, что я преувеличиваю разницу в отношении к труду, сравните результаты теперь уже на государственном уровне — валовые национальные доходы, например. Постарайтесь сделать это не впадая в околоэкономический талмудизм и не представляя при этом, как снимаете мне скальп и разжигаете паяльную лампу.

2-d0b0d0bcd0b5d180d0b8d0bad0b0d0bdd186d18b-d0b8-d180d183d181d181d0bad0b8d0b5-7307867

Любим авральный подход, как наиболее близкий эмоционально, причем американский аврал с нашим ничего общего не имеет. То, что у них именуют авралом, у нас — всего лишь рутинная трудовая деятельность.

Американский работодатель рассчитывает исключительно на долгосрочный наем, так что человеку с высокой квалификацией устроиться на работу entry level практически невозможно (без обмана и введения в заблуждение). Квалифицированный работник, согласный на низкооплачиваемый труд, рассматривается как тип, который перекантуется пару месяцев и все равно уйдет, да и работать будет спустя рукава. Такой вот парадокс: высокая квалификация в США может создать затруднения при устройстве на работу — а все потому, что американцу трудно поверить в то, что человек может получить образование, чтобы потом работать не по специальности, потому что душа не лежит. А наша душа снова становится камнем преткновения. Может, ее ампутировать как-нибудь? Жаль, Достоевского уже не спросишь.

3-d0b0d0bcd0b5d180d0b8d0bad0b0d0bdd186d18b-d0b8-d180d183d181d181d0bad0b8d0b5-4676510

Позвольте только напомнить вам, что у людей, которые изобретали, проектировали и строили все эти чудеса, была лучшая в мире мотивация — желание жить. Могу только вообразить, каких чудес продуктивности мог бы добиться я, если бы постоянно чуял у себя на шее дуновение колымского ветра.

Американская же карьера построена на добровольном энтузиазме, вместо принуждения здесь организована конкуренция, вместо ружья — жажда преуспеяния, и надо всем этим висит ощущение того, что хоть кругом и добрые люди, но каждый из них сам за себя. Здесь никто никого не уговаривает и не заставляет — оттого, что на твое место всегда найдутся другие желающие. Возможность выбора у работодателя есть всегда — просто по закону больших чисел (в Соединенных Штатах проживает 350 млн человек), а также потому, что количество желающих попасть в эти самые Штаты уже очень давно превышает потребность в них. Это невероятно обидно, но тут уж ничего не поделаешь. Если бы не старение населения и необходимость обновлять генофонд, и меня бы здесь не было.

4-d0b0d0bcd0b5d180d0b8d0bad0b0d0bdd186d18b-d0b8-d180d183d181d181d0bad0b8d0b5-2321598

Не то чтобы мы вовсе не умели трудиться — это неправда. Просто мы не умеем трудиться рутинно, изо дня в день и на протяжении длительного времени. Тот, кто жил достаточно долго, в конце концов понимает, что только при таком сочетании условий можно добиться какого-либо успеха, и я столкнулся с этим равнодушным фактом лицом к лицу. Работать годами, не снижая интенсивности и постоянно повышая квалификацию, — эта задача выглядит устрашающей. Другие способы, как я уже выяснил наверняка, не работают: лотереи, синекуры, помощь друзей — все это временно. Когда я представляю тот объем работы, который должен выполнить за остаток жизни (исходя из собственных же целей!), за моим левым плечом появляется не чертик, а фейсбук, вконтакте, ютьюб и даже википедия. Я — добровольная жертва вайфая, вот только состояние жертвы не приносит никаких благ. Сперва одолевает скука, потом смертельная усталость, после — жалость к себе, и в конце концов начинаешь задаваться вопросом: а способен ли ты трудиться в принципе? Где этот самый ген, отвечающий за усидчивость? Может, витаминный голод всему виной? Детская травма? Точный ответ мне пока неизвестен, но есть некоторые догадки.

5-d0b0d0bcd0b5d180d0b8d0bad0b0d0bdd186d18b-d0b8-d180d183d181d181d0bad0b8d0b5-6055788

Американец имеет за спиной несколько поколений предков, которые ложились спать в девять, вставали в шесть, чтобы задать корм скотине, выращивали кукурузу и ставили спиртное в бочки, чтобы потом не касаться их в течение нескольких лет. И ведь не касались! Сегодня потомки этих ковбоев и сталеваров продолжают вкалывать по примеру своих предков, потому что незнакомы с другим способом жить. Американские матери, эти ехидны, продолжают возить своих сопливых простуженных детей в школу, потому что с ними поступали ровно так же, и вообще работа есть работа. И что-то они постоянно годами строят, пыхтят, изучают инструкции от корки до корки, наматывают километры бегом… А мы никак не поверим в то, что их благосостояние — не счастливое стечение обстоятельств и что это везение не прекратится, как бы мы того тайно ни вожделели.

Выводы очевидны. А я сижу и думаю — работать все равно не хочется ни фига.