Тушь. Без нее жительнице средней полосы России не обойтись никак. Если природа наградила тебя востребованными в модельном бизнесе оттенками русого волоса, в нагрузку к ним она наверняка присовокупила реденькие белесые ресницы. И без туши ты похожа на гигантскую моль с глазами креветки, так что никакого выбора не остается.

Свойства первой маркетологи прячут под грифом «гипоаллергенная», вторая обозначена как «водостойкая». Например, в один из чудных летних вечеров два приятеля занесли меня в травмпункт городской больницы, где старуха доктор, выслушав слабое блеяние про невыносимую головную боль, при помощи сомнительного вида груши промыла мне глаза от забившегося в них килограмма водостойкой туши «тысяча ресничек». Голова прошла моментально, с той поры я предпочитаю осыпающиеся сорта.

Подводка. В 90% случаев это такая толстенькая палочка, после рисования которой напоминаешь советскую продавщицу с жирными стрелами «Бриджит Бардо сорок лет спустя». Иногда попадается кисточка, которой удается провести две ровные симметичные линии под нужным углом. Раза с пятого. Если вчерашний вечер выдался трезвым.

Тени — это пример вещи в себе. Их основное качество — несоответствие сияющей прелести, которую видишь в коробочке, итоговому виду на лице.

Светлые тени уменьшают глаза. Темные шепчут о тяжелой и продолжительной болезни. Пастельные почти не видны и непонятно, под каким гипнозом ты отдала за них сколько денег. Яркие ни к чему не подходят и вызывают у бойфренда ассоциации с блаженными пенсионерками, красящими лица гуашью.

Тональный крем призывается в помощь прыщавым, бледным, простецки румяным, жертвам оспы, широкопорым, морщинистым, исцарапанным и в общем всем, кто видел себя в зеркале на ярком дневном свету. Дорогие и долго держащиеся кремы, как правило, тяжелые, то есть после десяти часов штукатурки освобожденная кожа выглядит еще более неровной, прыщи в закупоренной питательной среде расцветают пышным цветом, а у тех, кто ленится выдраивать на ночь лицо скрабом, появляются мелкие морщины. Дешевые тоналки через пару часов отваливаются по кускам, оставляя смутное ощущение контакта со стекловатой.

Помада. Перед ее нанесением полагается обработать губы скрабом, чтобы слущилась засохшая кожа, потом нанести бальзам, подождать, пока разгладятся, смыть бальзам косметическим молочком, припудрить губы с помощью кисточки, обвести контур карандашом… На практике женщина хватает тюбик, мазнет нижнюю губу, причмокнет, чтобы и на верхнюю что-то попало, и понеслась.

Жидкий блеск держится еще хуже жирной помады, на ветру к нему приклеиваются волосы. Розовые оттенки делают зубы желтыми, красные делают заметными сосуды на коже, коричневые превращают рот в куриную гузку, лиловые имитируют некроз. На подбор оттенка, который действительно тебя украшает, уходят годы. Обычно сразу после этого фирма снимает его с производства.

Самой проблемной частью женского организма, по мнению производителей косметики, являются ногти. Экология-то — она известно какая, и вот ты, грызя слоящиеся обломки, приходишь в магазин за спасением. А там! Крем для ногтей. Но это потом, сначала извольте нанести маску. Стимулирующую рост сыворотку не забыли? А флюид с кальцием? Витаминную основу на протеинах шелка? Тогда пора красить средством для укрепления ногтевой пластины. Кстати, вот еще бальзам хороший, органик. Лак? Какой лак, вы что, против желтизны жидкость не наносите?! А вот после лака сушку возьмите, французская. И тридэ-блеск сверху, куда сейчас без него, вы хотите нормально выглядеть или нет? Ну вот.

Вся эта канитель повторяется в среднем каждые дня четыре. Изобретение шеллака на этом фоне воспринимается как событие масштаба расшифровки человеческого генома.

Для окончательно задолбанных уходом за собой парикмахерские придумали долгосрочные меры: франкенштейново мрачилово с фальш-ногтями и своего рода МММ под названием «татуаж». Искусство богато изукрашенных акриловых когтищ, напоминающих промышленные аквариумы с мертвой рыбой, слава богу, почти вышло из моды, но дело татуажа живет. В теории звучит действительно здорово: раз полежал под иголками пару часов и полгода ходишь накрашенный, даже ночью при параде, как покойник на отпевании в открытом гробу. На практике же мастерица из Лихославля, которую вы можете себе позволить, не заморачивается результатом, который получается, когда от вас отвалились корки. Например, моя знакомая к 50 годам от постоянного выщипывания практически лишилась бровей, в связи с чем, поводя редкими кустиками у переносицы, отправилась в салон перманентного макияжа.

Только честно — вы все еще сочувствуете радикальным мусульманкам в парандже?