В 1960-х Центральное Разведывательное Управление США завербовало необычного полевого агента — кота. В ходе операции, длившейся несколько часов, хирург-ветеринар превратил пушистую няшку в элиту шпионажа, имплантировав в его ушной канал микрофон, а в основание черепа — крохотный радиопередатчик. Тонкую антенну спрятали среди длинной серо-белой шерсти животного. Эта секретная операция носила название «Акустический котик» и была первой попыткой превратить неприметного зверька в живой разведывательный механизм. Авторы проекта надеялись выдрессировать кота так, чтобы он отирался возле иностранных чиновников и передавал в центр их личные разговоры.

Главной проблемой американских горе-куклачевых оказалась очевидная особенность кошачьего характера, которую они с младых ногтей должны были усвоить из сказки Киплинга: кошки гуляют сами по себе и дрессировке поддаются слабо. Никакого желания сидеть, как приклеенные, возле хозяина — которое демонстрируют собаки — у них нет, и уж тем более робокот не внял доводам ЦРУ-шников о важности национальной безопасности. Как показало ближайшее будущее, зря. Первый официальный полевой тест программы происходил в парке: акустический котик должен был подслушать беседу двух мужчин, сидевших на лавочке. Вместо этого он решил прогуляться по улице, где был немедленно сбит такси. Проект свернули; отредактированный ввиду обилия сильных выражений отчет гласил: «Последнее исследование поведения дрессированных котов убедило нас, что программа не оправдала бы себя в практическом плане ввиду высокоспецифичных потребностей разведки» (включавших, очевидно, ответственного и нераздавленного агента-кота).

Операция «Акустический котик», несмотря на свой провал, содержала провидческую идею, к которой вернулись через 50 лет. Сегодня американское правительство снова занимается вопросом создания гибридов животных и машин, которые будут служить святому делу обеспечения безопасности страны. В частности, в 2006-м Управление перспективных исследований и разработок Минобороны США нацелилось на насекомых; ученых попросили представить инновационные предложения по разработке технологии создания насекомых-киборгов. Запрос не из тех, которые получаешь каждый день, но совершенно серьезный. Многие годы американские военные корпят над созданием «микроскопических воздушных машин» — ультрамаленьких летающих роботов, способных проводить разведку на опасной территории. Построить такую машину не так просто, как кажется (и как демонстрируют голливудские боевики). Аэродинамика очень маленьких предметов далека от той, принципы которой изучены вдоль и поперек за век самолетов. Машинка должна быть одновременно достаточно легкой для того, чтобы подняться в воздух, достаточно мощной, чтобы нести камеру и другое оборудование, а также обладать легкими и емкими батареями.

Посмотрим на две модели крохотных искусственных дронов, которые удалось сконструировать инженерам. Наноколибри, летающий робот, повторяющий строение тела птички с размахом крыльев 16,5 см, способен продержаться в воздухе лишь 11 минут.  DelFly Micro, от кончика одного крыла до кончика другого 10 см, может лететь всего 3 минуты. Военным ясно, что возможны лучшие результаты. «Доказательство реальности существования малоразмерных летающих машин очевидно — это существование всех видов насекомых», — пишет в докладной записке начальству глаза отдела по разработке таких машин Амит Лал. Пока что творения природы на порядок превосходят создания рук человеческих. У них лучшая аэродинамика, они отлично маневрируют, преодолевая препятствия, они подпитывают сами себя и способны кружить в небе часами, не приземляясь. Видимо, до вояк наконец дошло, что не нужно начинать разработки с чистого листа инженерного эскиза, а стоит присмотреться к живым насекомым. Их наличие — уже полдела, теперь остается хакнуть их тельца и перехватить контроль над движениями. Если ученым это удастся, пишет Лал, станет возможным превратить насекомых в предсказуемые устройства, которые можно будет использовать для миссий в недоступной людям или враждебной среде.

Результатом этого понимания стал клич, брошенный по всем профильным ученым сообществам, самые перспективные идеи Пентагон обещал профинансировать. Цель — дистанционно управляемый жук, который может лечь на курс и оставаться в радиусе 5 метров от объекта слежения. Следующим этапом станет то, что на насекомое навешают микрофоны, камеры и анализаторы состава воздуха, а также приборы, способные оперативно передавать в центр результаты разведки. Одним из запросов на конкретный проект стал жук, способный выявлять следы взрывчатки в глубоких пещерах. Другие должны отличать военных от гражданских лиц, записывая аудио и видео.

Какими бы притянутыми за уши и маловероятными ни казались фантазии генералов об армиях управляемых насекомых, постоянное уменьшение размеров микросхем и прогресс ученых в разработке приборов для отслеживания жизни животных стремительно приближает день рождения первого робожука. Датчики, которые экологи вешают на зверей и птиц, с каждым годом становятся меньше и легче, а их батареи — мощнее и компактнее. В сотрудничестве с нейробиологами инженеры таких устройств вполне могут в ближайшие годы создать импланты, которые перехватывают контроль над движением и поведенческими реакциями насекомых. Развитие генетики дает новые возможности по созданию таких насекомых, чьей нервной системой будет легко манипулировать. И технологии, которыми пользуются все виды научных специалистов, с каждым днем дешевеют, совершенствуются и становятся доступными неспециалистам. В недалеком будущем мы можем проснуться и прочесть, что теперь реально угнать тело какого-нибудь животного. Вопрос только — зачем? Как обычно, готовый ответ вам сразу дадут только военные и дети.