Искусственный интеллект, то есть способность машины выполнять функции человеческого разума, волновал людей задолго до появления первых компьютеров. Робот, подменивший живую девушку Марию, появился в великом немом кино «Метрополис» еще в 1927 году, и меньше чем за 60 лет эволюционировал до системы Skynet, объявившей тотальную войну машин против человечества. На практике машины еле-еле научились обыгрывать человека в шахматы, и чем больше мы узнаем о человеческом разуме, тем дальше откладываются прогнозы по созданию чего-то, хотя бы отдаленно на него похожего.

Чтобы представить, насколько сложно создать искусственный интеллект, достаточно сказать, что мы до сих пор не понимаем, как работает наш собственный разум. Ученые имеют кучу объяснений по поводу возникновения вселенной, расшифровали геном человека, недавно даже побороли СПИД. А вот процессы, протекающие меж двух ушей, оказались таинственнее, чем дно Марианской впадины.

Причина — необыкновенная сложность архитектуры нервных связей в нашем мозге. Нервная система червя C. elegance состоит всего из 302 нейронов, что позволяет ему иметь порядка 5 тысяч связей, однако ученые пока не способны воссоздать даже эту примитивную, по меркам живой природы, сеть. В нашей голове, по последним подсчетам, около 86 миллиардов нейронов, каждый из которых может иметь от 1 до 10 тысяч контактов. Это удивительно энергоэффективная система. Суперкомпьютеры занимают целые здания и потребляют мегаватты энергии. Мозг обходится всего парой десятков ватт, при этом он активен 24 часа в сутки, и его работа во время бодрствования включает в себя десятки параллельных процессов, таких как восприятие и обработка звуковой, визуальной, обонятельной информации. Наслаждение музыкой, голод, грусть, память — все это динамические процессы передачи импульсов от нейрона к нейрону.

Одна из масштабных задач, над которой трудятся компьютерщики всего мира — обучение машины распознаванию образов. Этот пример показывает, насколько далеким остаются алгоритмы компьютера от принципов работы человеч