tumblr_mhhxsjrnxj1r3gb3zo1_250-4856791     tumblr_mhhxsjrnxj1r3gb3zo2_250-6836381
Фэрээс сэшэа. Эмвээф. Ецебе, ецебе, ецебе… без судорог в голосе, не дрогнув мускулом, не залоснившись макияжем, сухощавая барышня-бухгалтер излагает деловые новости в прямой телетрансляции. Она похожа на степенного биоробота, на арифмометр в человечьей коже — словно перебирая счёты, стучит зубами, тараторит об уровне аргентинского промпроизводства, котировке японской акции, барреле североморской нефти марки Brent в американских долларах и долларах в евро.

“Блумберг мудис, мудис насдак!” — в формулировках барышень-бухгалтерш иной раз звучит что-то грубое, похабная ругань, сонм отчаянных проклятий на смерть мировой финансовой системы. Экономическая эсхатология ксерокопировала сценарий христианского апокалипсиса. Здесь тоже разверзлась пожароопасная геенна, здесь на фоне негативной динамики биржи завершают торги в красной зоне. Если перевернутый крест символизирует сатану, то в бизнесе эту роль выполняет алый опрокинутый треугольник, иллюстрирующий униженную в стоимости акцию. Раскаленные и кровоточащие, индексы компаний нисходят во ад. Полыхнув, заставляют прогорать незадачливого коммерсанта, обернутого в слои бумаги, некогда ценной.

У христиан есть всевидящее божье око, изобретенное еще при библейском Адаме. У экономистов — невидимая рука рынка, также патентованная Адамом, правда, Смитом. Когда-то боженька охранял плантации феодала, теперь его назначают топ-менеджером транснациональных мануфактур. Облейте презрением, но я буду настаивать: сюжетные обстоятельства “Плетеного человека” распространяются далеко за пределы шотландского островка Саммерайленд с аграрными колдунами, кремировавшими полисмена для лучшего процветания репы в огороде. Экстраординарно, что никто из жрецов финансового культа до сих пор не предложил зажарить ядерной боеголовкой сквот уолл-стритовских брокеров, дабы сакральная рыночная клешня перестала наконец хлестать поиздержавшуюся экономику по впалым щекам.

Аналогичное жертвоприношение проделал Франклин Рузвельт в рамках “Нового курса”. Программа трудоустройства безработных, кормежка нищебродов вне зависимости от оттенка кожи и вообще победа над Великой депрессией — историческая память слишком избирательна, чтобы фиксировать целостную картину событий. Чего скрывать, good fella Рузвельт был тот еще людоед. Где, по-вашему, он раздобыл кэш на свою богадельню? Я не религиозный фанатик, я не прозреваю, куда мне указывает невидимая рука рынка. Сканирую бухгалтерский отчет Пола Кругмана:

В 1920-е годы налогообложение не очень обременяло богатых американцев. Самая высокая ставка подоходного налога равнялась всего 24%, а так как налоги на наследство и даже крупнейшую недвижимость составляли лишь 20%, самовоспроизводство богатых династий происходило без особых сложностей. Однако с развертыванием Нового курса богачи столкнулись с налогами, крайне высокими не только по сравнению с 1920-ми годами, но и по сегодняшним меркам. Верхняя планка подоходного налога (сегодня равная всего 35%) была поднята до 63% в период первого президентства Ф.Д. Рузвельта и до 79% — в годы второго. К середине 1950-х годов, когда Америке потребовалось покрывать расходы на ведение «холодной войны», она подскочила до 91%

Отметим еще одно обстоятельство. Жившие на доход с капитала не только вынуждены были отдавать в виде налогов его основную часть, но испытывали все большие затруднения при передаче накопленного своим детям. Максимальная ставка налога на наследство недвижимости была поднята с 20% сначала до 45%, затем до 60, 70 и наконец до 77%.

Я согласен умалить геноцид по классовому признаку котировкой “в лёгкой форме”, но что касается раскулачивания буржуинов, тут Рузвельту следовало четырежды присудить орден Ленина за героический подвиг в борьбе с мировым империализмом. Однако пусть смрадные пролы не спешат ликовать, “Новый курс” поюзал их адекватно. Люмпены горбатились не в сталинских концлагерях, да, но на общественных работах, возводили мосты и автострады за банку консервированного супа.

Было бы самообманом полагать, будто нынешние экономисты и политики планируют разрешить Великую депресию 2.0 более толерантным способом, нежели рузвельтовский каннибализм. Напротив, они тщатся вмонтировать актуальную финансовую систему в парадигму 30-х годов прошлого столетия. Им хочется взимать с буржуа коммунистическую дань в девяносто процентов от их дохода и одновременно понукать дешевой рабочей силой, сконфигурированной из армии опустившихся на дно простолюдинов. С одной стороны ты лишаешь население социальных льгот (начать хоть бы с увеличения пенсионного возраста), а с другой — объявляешь сезон охоты на элиту, экспроприируя ее капиталы.

Пока что наследники Рузвельта проверяют почву, избрав в качестве полигона задворки ЕС. Сажают греческий сброд в долговую яму, покусывают офшорные счета магнатов на Кипре. Воровато елозят скальпелем в районе твоей почки, елейно воркуя о благостных перспективах подобной терапии. Лечат.

Рекламируя “политику затягивания поясов”, европейские махинаторы переизбрали Папу римского — в режиме чрезвычайной ситуации заменили сумрачного жлоба Бенедикта на покровителя сирых и убогих Франциска. Новый понтифик-популист страшится лакшери и пастве велел не чревоугодничать. Как пути господни, неисповедима рука рынка. МВФ, ФРС и ЕЦБ — отец, сын и святой дух от экономики. Будьте милосердны, перепишите квартиру в пользу общественной благодати и подите предаваться таинствам аскезы в придорожной канаве.

Полезно вовлечь в агитацию и синематограф. Прелести рузвельтовского социализма воспевал, в частности, Фрэнк Капра в дурновкусных наивняках типа “Мистер Дидс едет в город” и “Мистер Смит едет в Вашингтон”. Прилагательно к нашим реалиям не грех вспомнить помирающего бонвивана Эрика Пэкера, что дрейфует в гробу лимузина по волнам уличных протестов — колбе бесправной и бездарной слизи, которая хоть бултыхается, но намерения вскипеть, с агрессивным шипением бежать наружу не имеет.

Поллок. Простата. Парикмахерская. Вялотекущая мазня “Космополиса” суть пара плевков, растертых по холсту вашего бытия; бытия настолько блеклого, что вы почтете эти пятна за искусство, за шедевр, мать его, дриппинга. Хуже Великой депрессии может быть лишь сиквел Великой депрессии. Если невидимая рука рынка и вправду существует, то она уже выколола всевидящее божье око и покинула сеанс, оставив нас в одиночестве. В иллюзорной компании прямой телетрасляции, где сухощавая барышня-бухгалтер излагает деловые новости без судорог в голосе, не дрогнув мускулом, не залоснившись макияжем, степенным биороботом. Фэрээс сэшэа. Эмвээф. Ецебе, ецебе, ецебе… Блумберг мудис, мудис насдак!