snow-0-6131378

«Все тайное рано или поздно становится явным» — это о том, как под зло торжествующим взором предков раскрывается предпоследняя страница твоего школьного дневника. Школьного, именно! Не того, что второй, конспиративный, for home use only. Внутри дневника оценки за последнюю четверть, неподдельные. Порядочно отличные от тех, которые тебе за полторы пачки парламента подмахнул каллиграф Толик, лучший и единственный во всем седьмом бэ дистрибьютор подписей классной штурмбаннфюрерши Натальи Константиновны.

Проявку таинства мы почитаем за деталь от репрессивной педагогической машины, за рессору нормативно-перевоспитательной дрессуры. Мало кто вспомнит об авторстве Сократа в связи с обсуждаемой фразой или хотя бы просто заинтригуется ее генетикой. Реальные факты полностью вытеснены ретроспективными фантазиями о детстве, а конкретнее — сценами былых допросов. С пристрастием, с окриками сатанеющей мамаши, с отцовскими ладонями, полными потенциальных оплеух.

Тебе, я допускаю, посчастливилось увернуться от пудовых кулаков cher papa. Но с чем ты столкнулся наверняка, так это с родительским потрошащим взглядом, снабженным то угрозами, то уговорами о неминуемом наитии правды. Схожим образом похититель человечьих органов без опыта работы мог бы продираться сквозь твои внутренности. Всякий раз коновал-любитель копошился бы не там, выковыривал не то. И наконец хлопнул бы в окровавленные ладоши, увещевая: «Секи сюда, парень. Давай ты сам себе почку выпилишь, а? Тело твое, тебе видней, где тут чего, — быстрей отмучаешься, опять же. А то я тебя совсем зарежу. Зарежу, но почку найду. Все тайное рано или поздно становится явным!».

Едва ли я обманываюсь, когда твержу, будто мы выросли в страхе перед истиной. Великодушный сократовский талон на гарантийное обеспечение общества познаниями был извращен нашими няньками, представлен в изнаночном виде, в софитах ложного света.

Родителей, конечно, особо не засудишь. Те станут бойко отнекиваться и отбиваться, адвокатствовать в свою защиту, де они это не сами, что их научили, что у них самих были сволочные предки, да и у предков их предков тоже, оказывается, предки не фонтан. И так далее ad infinitum, вниз по семейному древу. По конвейеру поколений, воспроизводящему правду в качестве пыточного инструмента, средства для запугивания и контроля.

Во взрослом мире нет места античным мифам, судачащим о пришествии сверхъестественных в своей дистиллированной милости, чистосердечных каких-то сущностей, с прямолинейной искренностью искореняющих скверну. Взрослый мир упитан самой разнообразной ложью, правда в нем — не смутно достижимая вещица, не аховый магнум опус в стадии разработки. Это вполне свершившийся и рядовой, пущенный в массовый тираж предмет. Правда служит для бахвальства и самоутверждения одной лжи перед другой, для конкуренции на рынке вздорных басен. Твой папка получает серую зарплату и одновременно бранит тебя за то, что ты умыкнул у него из лопатника пару ассигнаций. Мамка ему поддакивает, отчаянно спамит социальной рекламой про воровать плохо, очень нехорошо. Завершает отповедь стабильным моральным назиданием: «Все тайное рано или поздно становится явным».

Доколе будет длится патерналистская тирания? Не прогибайся, терпила. Иди собери пак скандалезных доказательств и нажалуйся в компетентные органы на папеньку, злостного неплательщика налоговой мзды. Сделай это если не ради себя, то ради информации — разгласи ее, внеси свою лепту в освобождение узницы. Борись с клеветнической системой посредством откровенного доноса, будь правдорубом, проявляй таинства. Как Сократ. Как франчайзи сократовских концепций Джулиан Ассанж. Как соратник его, Эдвард Сноуден, который томится сейчас на шереметьевской таможне вместе с моей посылкой из иномаркета, туго набитой вульгарными тайдайскими рубищами и конверами в аляповатый тропический цветок.

Право, не соображу, об чем я только думал, когда вносил в интерсетевую кассу позывные своей кредитки. Здраво рассудив, предполагаю, что можно было сварганить ордер попышнее. Присовокупить к вырвиглазной комбинации маек и шузов пару шортов в стиле этно, расписанных нигерианским аналогом хохломы, — чтобы снулая таможенница, невесть какие сутки кряду цензурирующая нервно-паралитический контент моей посылки, вверглась в упоительную эпилептическую кататонию и по прошествии оной сбагрила шмот от греха ко мне в ВДНХ.

snow-1-4093801

Кто капитально облажался с бандеролью, так это американцы. Мало того, что заказали викиликса Эдика Сноудена в Китае, так вдобавок умудрились проглядеть, что в курьеры напросилась «Почта России». Носитель правды мистер Сноуден, чай, не моя кроссовка эксцентрической расцветки, а вполне универсальный, как мы убедились, продукт, пригодный в хозяйстве любого, даже самого завалящего государства.

Мир обманчив насквозь, однако враки вракам рознь, и победителем во вражде вранья выходит наиболее мощная небылица. Сила в правде. У кого правда — тот и сильней. Тот император лжи. Будучи прирожденным дитятей Эрэфии, филофствующий детина Даня Багров сызмальства, с первого шлепка ремнем, узнал о репрессивной сути истины, о сократовском «Все тайное рано или поздно становится явным» в интерпретации властной мамаши.

snow-2-1291599

Заглотив Эдика, Россия больше никому его не отдаст, ни суровому США, ни ласковому Эквадору. Отныне правдоруб вписан в мускулатуру страны, где и впредь будет свободно, с прямолинейною искренностью разглашать информацию в отношении таких опасных диктаторских режимов, как США, а также США и США снова. Сила теперь в Сноудене. С кем Сноуден — тот и сильней.