tumblr_mfesq7idns1r4sbtmo1_400-8469115

Выжидаемый целый год, да так намедни и не учредившийся апокалипсис всяк отмечал по-своему. Иной лез в бункер со страху, другой в бутылку с горя, а я — в детский костюмчик моряка с прилагающимся златокудрым париком и бутафорским леденцом величиною с твой айпад (не мини).

Что толку от умения вязать морским узлом спасательный жилет,

когда в твою сторону движется цунами?

Расчет был прост, но ловок вместе с тем. Такими качествами и должна обладать доподлинная инструкция по счастливому сохранению свойской требухи на фоне скоропостижной гибели человечества. Что толку от умения заковыристо вязать морским узлом спасательный жилет, хитроумно вышивать крестиком по противогазу, когда в твою сторону движется цунами, волну которого оседлал звероподобный ваххабит Кинг-Конг на доске для серфинга, груженой термоядерными ракетами.

— Что вы, мудачье, станете делать, когда Осама бен Ладен снова протаранит угнанным айсбергом небоскреб Титаника? Подписавши в постскриптуме «максимальный RT», вышлете в твиттер сигнал SOS на мертвом языке азбуки Морзе? Уж лучше сразу отправляйте латинское «RIP». Requiescat, нахер, in pace, — поучал нас вечно злой с похмелья учитель ОБЖ.

Ударялся в сумрачный экзистенциализм. Ударившись же, рыдал в голос. В многократных подробностях и бесчисленных лирических отступлениях пересказывал сюжет фильма-катастрофы «Меланхолия». Мечтал, уподобившись фон Триеру, снять апокалиптический ситком под названием «Каждый день, как пинок по яйцам».

Мир убийственен ежесекундно
и среднестатистически жесток.

Если бы календарь майя составляло племя упитых бормотой экзистенциальных обэжэшников, конец света наступал бы не раз в сколько-то там тысяч лет, а входил бы в будничный to-do list. Мир вообще убийственен ежесекундно и среднестатистически жесток. От наждака неминуемой невзгоды, впрочем, велено оберегать нежную кожу женщин и детей.

Или только детей — коль скоро вздорные бабы, докричавшись-таки глупым криком до полнейшей эмансипации и равенства полов, обменяли спасение на свободу, резиновую шлюпку на штаны из хлопка. Вот и пусть в них шастают по затопленному трюму обмершей планеты, пока здравомыслящие джентльмены вызволяют грубую свою шкуру, облачившись в детский костюмчик моряка. Притворно лопочут ангельским, словно колокольчик звенящим голоском: «Мамочка, где моя мама? Вы не видели мою маму?..» А после эвакуируются сердобольными мчсовцами подальше от разверзшейся геенны прохлаждаться в кафе.

Увы, нынешний «Армагеддон» оказался фальшивкой.

Увы, нынешний «Армагеддон» оказался фальшивкой сродни моим поддельным золотистым кудряшкам. Выпростав изо рта черенок конспиративного чупачупса, я засовываю парик в школьный портфель. Достаю носовой платок с зайчиками, чтобы избавиться от разрумяненных детсадовских щечек. Тут, к слову, есть повод задуматься. Если женщины уравнены с мужчинами в правах, а мужчина с легкостью мимикрирует в младенца, кто в таком случае получает vip-пропуск на спасение от конца света?

Никто, пожалуй.

Вслед за мифом о слабой беременной бабе на наших глазах рушится легенда о ценности невинных человеческих детей. Недаром на протяжении всей апокалиптической недели публика жарко сплетничала о том, кошерно ли барыжить малолетними утырками в особо крупных размерах. Подсчитывала, причитая в колонках, постах и статусах, сколько килотонн эрэфовских сирот надобно продать американским детоубийцам, дабы те отменили треклятый «закон Магницкого».

Недоростки еще чего-то стоят, как видно. Фунт сопляка — это не центнер бабы, которую разве что упакуешь в пояс смертника и отправишь взрываться по вагонам метро. И тем не менее: еще вчера популярный тезис «все лучшее — детям» стал страшным сном и немодным моветоном.

Будь оно взаправду так, школьники из голливудских комедий блевали бы коньяками полувековой выдержки, а не баночным димедрольным пивом, не ссаным Миллером с этикеткой в каждом двадцать пятом кадре. Им и телки-то нормальной не положено (доказано еврейчиком Джимом, сношавшим яблочный пирог).

В следующий Армагеддон придется
маскироваться под фейсбучных котиков.

Детский костюмчик моряка с прилагающимся к нему златокудрым париком себя исчерпал. Отныне за него не выторгуешь ни сантиметра на борту спасательной шлюпки. В следующий Армагеддон, чую, придется маскироваться под фейсбучных котиков — лишь они одни вызывают прилив и жалостливого, и сострадательного, и милосердного лайка у человечества, обращающего все живое и сущее в тленный фейк, в скопище мертворожденных симулякров на постапокалиптической свалке.