Плохие новости, друзья.

Кажется, нас с вами — простых людей — хотят обмануть, жестоко и цинично. Сегодня в прокате стартует фильм «Игра в имитацию» с кумиром всех женщин Бенедиктом Камбербэтчем, который недавно, кстати, разбил сердца всем этим женщинам, объявив о помолвке с какой-то другой женщиной. Фильм, как полагается, выдвинут на «Оскар».

1-1445717

Ничего не поделаешь — придется проспойлерить. Не для того, чтобы омрачить вам просмотр, а для того лишь, чтобы предупредить о возможной опасности, которая поджидает вас, друзья, если соберетесь вдруг в кинотеатр.

Дело такое. Кино как бы сложное: про супергения, про посредственность, шпионов и про войну еще, которую нам, впрочем, не покажут. «По книге», которая как бы «по реальным событиям» (вы понимаете, о чем я). Поначалу вроде даже все нормально, начинаешь смотреть — и подвоха особо-то и не ждешь. И смотришь.

Обычный гений-математик, который любит разгадывать кроссворды, приходит устраиваться на секретную работу в секретную службу. Этот гений — Алан Тьюринг, мечтающий построить машину, которая должна расшифровывать немецкие кодировки и победить то, что называется в фильме «Энигма». Гении, как правило, эксцентричные же все, и этот не исключение. Обычный, в общем, гений, задавака, плевал он на всех людей вокруг. Ну то есть на всех, да не на всех. Дело в том, что в определенный момент фильма начинаются флэшбэки. Так, минут через тридцать даже самый невнимательный зритель понимает, что фильм не только про гения, шпионов и войну, а точнее даже совсем не про это. В общем, про геев это кино. Оказывается, гей он, этот ваш Тьюринг.

2-7006379

Был у него в детстве дружок, подсадивший Тьюринга на кроссворды и на криптографию. Вот с ним-то Тьюринг и хотел отношений, да судьба распорядилась по-другому, не вышло. Но геем он от этого быть не перестал. Потом — уже не во флэшбэках — Тьюринг вырос и стал в себе эту гомосексуальность культивировать. И все кино — про его гомосексуальную сущность и про то, как тяжело было в Британии геям, когда их преследовали. Теперь-то их не преследуют, сейчас вон у них Элтон Джон всем заправляет. А тогда — преследовали. Нормально вообще? Самая настоящая кинокриптография: начинаешь про войну и шпионов, а тебе — про геев. Да, оказывается, эти геи еще и Вторую мировую выиграли, Тьюринг так прямо в конце и говорит: не Бог войну выиграл, а мы, мол, геи.

Может, помните, во времена вашей молодости был такой неплохой фильм с Джорджем Скоттом, называется «Паттон» (1970, режиссер Франклин Дж. Шаффнер). Этот Паттон в начале кино эффектно так выходит к зрителям и заявляет: «Ребята, хочу вам сказать вот что: войну выигрывают не те засранцы, которые бегут в атаку с флагами и умирают под пулями, а тот засранец, который этих засранцев в атаку ведет». А еще лучше — посылает их в атаку, командует ими. Здесь как бы можно еще поверить словам военного: генерал Паттон (по фильму вроде бы натурал) может себе позволить так говорить — присваивать себе заслуги бойцов. В конце концов, хотя бы военный.

А в «Игре в имитацию» что же? В новом фильме уже и не генералы, как выясняется, войну-то выигрывают. Тьюрингу там не раз говорят: кто ты такой, люди на фронте умирают — а ты что? А он знай себе кроссворды разгадывает. Когда же союзники побеждают, он заявляет, что он выиграл войну, разгадывая эти самые кроссворды. Ок, может быть, он, действительно, сильно выручил, но вот так беспардонно себе все заслуги приписывать — это уж извините.

3-7392033

Два часа все это длится. Война выиграна, у всех все хорошо, и только у Тьюринга не очень. Это, кстати, не смешно, потому что он все же покончил с жизнью, но тем не менее. Его изобличили, и вот он страдает. Сидит дома, депрессует, а к нему приходит его бывшая невеста, с которой у него тоже не вышло. Она ему нравилась когда-то как умная женщина. То есть просто как умная, как женщина — не очень нравилась. Она ему объясняет, что гениям нельзя быть другими, и если бы он таким не стал, ничего бы не получилось и войну бы проиграли. Все чистая правда. Поддержала как могла его, в общем.

Вот такой фильм. И даже можно глянуть одним глазком, если вы женщина и поклонница главного актера. Но это еще не все. Должен предупредить еще об одной большой опасности.

Женщину эту играет Кира Найтли. Поясню: Кира Найтли идет к успеху и вскоре станет женским аналогом Николаса Кейджа и Джона Кьюсака одновременно. Кто ее половозрелой догадался в кино снимать — вообще загадка. Ее присутствие в кадре вызывает у нормального зрителя по меньшей мере раздражение, в последнее время она любой фильм может испортить. Кстати, возможно, те, кто фильм делали, ее специально и пригласили, чтобы кино не очень было, тоже эдакая своеобразная криптография, такой сигнал адекватным зрителям: мол, будет в фильме Кира — имейте в виду, что мы несерьезно это все. Тонко, конечно, но вряд ли так, хотя и здорово было бы.

4-7512086

Одна отрада в фильме — всегда бесподобный Марк Стронг. Но его немного, и он поэтому кино спасти не может. Хотя Марк Стронг, в принципе, может спасти любое кино, это вот не спас: не позволили. Наверное, Марк Стронг, когда его друзья ругаются на него за то, что он вот в таком снялся, со слезами на глазах говорит им: «Я честно старался, друзья, делал что мог — но они мне не позволили. Да и что тут сделаешь, если Кира Найтли в кадре?» Так что у него есть железное оправдание, и обвинять мы его ни в чем не можем.

В общем, как итог.

Хотите снимать про геев? Пожалуйста. Сколько угодно. Но не так же! А как тогда? Да хоть бы как в фильме «Шпион, выйди вон!». Это фактически своеобразный аналог «Игры в имитацию»: Бенедикт Камбербэтч там шпион и гей, и Марк Стронг есть (кстати, он там тоже гей). Есть Колин Ферт. Отгадаете, кто он там? Точно: гей. И есть гений, которого играет Гари Олдман (натурал, представьте себе). Еще там Джон Херт и Том Харди (тоже натуралы) и много других актеров. И фильм опять про разведку. То есть и про разведку, и про гениев, и про геев, но при всем том честное кино.

Знаете, я не случайно привел в пример этот маленький (на самом деле большой) шедевр. Например, «Шпион, выйди вон!» снял Томас Альфредсон, который в 2008-м взорвал танцпол картиной «Впусти меня». Талантливого шведа тут же заметили и пригласили в Великобританию снять хит — он и снял. Режиссер «Игры в имитацию» норвежец Мортен Тильдум тоже приезжий и в англоязычном кино недавно. Он также взорвал танцпол в 2011 году картиной «Охотники за головами». Пресса рукоплескала. В принципе, для норвежского кино это — неплохой «триллер, криминал» (так определяет жанр фильма один кинопортал — сам я точно не знаю, что за жанр у кино; я бы его охарактеризовал как «норвежский экшен»).

5-2132521

Так что же мы в итоге имеем? Имеем мы два англоязычных знаковых фильма, снятых выходцами из Северной Европы, оба с Бенедиктом Камбербэтчем и еще с Марком Стронгом. Но один — насквозь фальшивый. «Игру в имитацию» можно смотреть разве что геям, эксцентричным гениям (геям) и тем, кто геям сочувствует. «Шпион, выйди вон!» — нефальшивый и еще без Киры Найтли. Его можно смотреть как натуралам, так и геям. Чувствуете разницу? Это я к тому, что, правда, (пере)смотрите лучше «Шпион, выйди вон!». Точно не пожалеете.