fcvssx19z3a-3455981

Эта история произошла в типичном доме старого фонда, где жители делятся на умирающих стариков и квартиросъемщиков. На последнем этаже проживала одинокая и святая Слава Семеновна Валидоловна, которую уж очень сильно беспокоили сумасшедшие соседи околотворческой деятельности. Ребята постоянно водили к себе друзей, хлопали дверьми, по ночам не спали и скорее всего, торговали там наркотиками, хранили оружие, а возможно и оборудовали квартиру под публичный дом. Это не могло не беспокоить пожилую женщину, ведь весь этот ужас происходил прямо за ее стенами. Кто знает, вдруг они там загорятся или убьют кого-нибудь, а то и гляди, ворвутся к ней, обкрадут, испишут парадную бранными словами, изнасилуют ее и сбегут. Не жизнь, а постоянный страх.

Однажды ночью Слава Семеновна услышала, как кто-то разговаривал за стеной, собралась с храбростью и отправилась к соседям жаловаться. На пороге ее встретил молодой, заспанный парень лет двадцати. Он был очень удивлен визитом соседки и не совсем понимал что происходит.

— Хватит разговаривать! Что вы там делаете? Пьете? Ты пьяный? Что у вас там за девушка кричит? Кто там вечно что-то двигает? Оружие передвигаете? Сейчас милицию вызову, они быстро вас успокоят! — Вообще-то мы спим, мне завтра на работу рано…

— Какой спите! Вы там танцуете! Что я не слышу? Топочите по коридору, сил моих нет. В общем, я предупредила и в следующий раз, вызову милицию и жить вы тут не будите. Весь подъезд от вас страдает! Напишем коллективную жалобу и быстренько вас отсюда выкинут! В налоговую напишу и на телевидение!

После чего Слава Семеновна развернулась, быстро заковыляла к своей квартире и хлопнула дверью. Ребята не понимали, что происходит и решили отнестись к ее угрозам с осторожностью. После одиннадцати вели себя тихо, цыкали друг на друга, если кто-то на скрипучую половицу наступал. Испугались, затихли и загрустили. Они никогда не вели себя шумно, но теперь они знали, что с ними может случиться. Никто не хочет встретить на своем пороге полицейского, инспектора, ораву соседей и людей с камерами.

Полегчало старушке. Засыпать начала, дышать легче, но ухо востро держала! Как только слышала шумы ночные, сразу бежала жаловаться. Она прекрасно понимала, что полиция на ее вызов просто так не приедет, ведь утихнут они и взять нечего будет, поэтому все делать приходилось самой. Кнопка звонка стираться начала, так часто ее что-то беспокоило и находчивые, уставшие от ночных визитов соседи, отключили звонок. Думали, что колотить не станет в дверь, ведь так и других перебудить можно, ан нет! Со злости стучать начала и юные сумасшедшие рецидивисты совсем открывать перестали.

Поникла Слава Семеновна. И решила выслеживать всех, кто к ним приходит и высказывать все, что думает, да наводящие вопросы задавать.

— Это вы куда идете? В двадцать третью? А зачем? На ночь собрались? Что там, медом намазано? Или вы там наркотики принимаете? — Мы в гости просто…

— Какие гости! Знаю я все! Что он там от меня прячется? Гаденышь этот! Я все знаю, тут вон вчера люди на площадке стояли в кожаных куртках! Это из ФСБ! Я уже жалобу написала, быстро повяжут!

Пришлось и гостям мимо ее дверей пробегать, не отвечать на ее вопросы и стараться вести себя как можно тише, но Слава Семеновна знала, что нужно идти до конца. Оставалось ей только в стену по ночам стучать, да записки оставлять с угрозами, но и это они игнорировали, рождая в голове старушки все более страшные и зловещие образы. После так и вообще осмелели. Хозяйке жаловаться стали, открывать и закрывать перед старушкой двери, в ответ на стук в стену стучать и оставлять в своей двери записки:

«Если вы читаете это, то вы сумасшедшая старуха из двадцать четвертой, которая пришла жаловаться на шумы в своей голове. Разбудите нас своими стуками и уже мы позвоним не в полицию, а в дурдом!»

Родные Славы Семеновны понимали, что с ней происходит, да и рады были бы сдать ее куда-нибудь, продать квартиру, но уж больно жалко было ее и приходилось им постоянно на соседей жалобы выслушивать.

Ничего не менялось, шумы по ночам продолжались, и Слава Семеновна решилась на героический, с ее точки зрения, поступок. Взяла однажды ночью чугунный утюг, положила в карман халата нож и решила самостоятельно расправиться с дьяволами, женщинами, лошадьми, оружием, наркотиками, порталом в другое измерение, лялечками Буратино, роботами армянами и выжившим Гитлером, в общем, со всем тем, что по ее мнению таилось в той треклятой квартире. Вышла на площадку и начала колотить в дверь, да кричать. На крики выглянул пожилой сосед из двадцать второй, но Слава Семеновна приняла его за врага и ударила по голове утюгом. Мужчина упал, утюг выпал из ее рук и на порог с криками выскочила жена. Не растерявшаяся старушка тут же воткнула в ее живот кухонный нож. Слава Семеновна с бешеным воплем обернулась к двери злосчастной квартиры, закатила глаза и упала. Не выдержало старое сердце такого напряжения и ужаса.

Полицейские, прибывшие на место преступления, долго пытались достучаться до единственной уцелевшей квартиры, но им никто не открыл. После, перепуганная хозяйка привезла ключи, но в квартире никого не оказалось. Лишь на утро вернулись съемщики. Оказалось, в ту ночь они были баре, что смогли подтвердить, да и расследование позже доказало вину Славы Семеновны.

Родственники отчаялись. Очень трудно продать жилье с такой историей, но выжившие соседи нашли выход. Они предложили сдать квартиры по заниженной цене их друзьям. Все стало на свои места. Просторные, очищенные от хлама хоромы последнего этажа достались художникам и музыкантам, а родственники нарадоваться не могли ежемесячной прибыли и прекратившимся жалобам. Страшно это все, конечно, мерзко, но что поделать? Зато вдохновленные ребята творить начали! Так устроен мир. Во всем свои плюсы есть. В сумасшествии, смерти, убийствах и даже в стариках. В невыносимых, вонючих и на голову больных.