6669643849_13894c6c22_z-6732446В каждой эпохе находилась причина сомневаться в реальности человеческой свободы. Древние греки переживали по поводу того, что их жизнями управляет Ананке, изначальное божество необходимости и неизбежности, вместе со своими дочерьми Мойрами. Некоторые ученые античности, такие как живший в пятом веке до нашей эры Левкипп, полагали, что атомы движутся под контролем Ананке, таким образом, «все в мире происходит по необходимости». Средневековые схоласты были озабочены другим вопросом: как примирить понятие свободной человеческой воли с Божьем свойством всезнания вещей и событий еще до того, как они произошли. На заре научной революции в 17 веке философы столкнулись с концепцией вселенной, которая управлялась неизменными законами природы. Этот призрак детерминизма  по сути был повторением старых греческих тревог по поводу неизбежности, только на сей раз подкрепленных математическими выкладками и экспериментами.

will-11-7485188

В 20 веке идею существования свободной воли принялась подрывать новая наука психология: теория Фрейда о неосознанных мотивах человеческой деятельности предполагала, что причины ряда наших действий — совсем не те, что мы думаем. Позднее в дело вступила нейробиология, которая нарисовала еще более удручающую картину. Чем больше мы узнаем о том, как работает мозг, тем меньше места остается для существования автономного рационального «я». Где именно в цепи событий, которые ведут к действию, можно найти такое «я»? Исследования Дэниэла Вегнера, психолога из Гарвардского университета, свидетельствуют о том, что осознанная воля — это иллюзия. Об этом ученый заявил в 2002-м, с тех пор многие его коллеги пришли к тем же выводам. В 2011 Сэм Харрис, американский публицист, специализирующийся на нейробиологии и религии, заявил, что свободная воля «не может быть ограничена пониманием физического мира» и что все наше поведение может быть прослежено до «кирпичиков» — биологических событий, которые мы не осознаем.

will-21-4394576

Все мы привыкли отождествлять волю с мозгом. Вряд ли кто-то сомневается в том, что серое вещество в черепе — это то, что поддерживает наши мысли и эмоции, и что работающий мозг необходим для нашей психической жизни. Это не новая и не современная идея: Гиппократ провозгласил ее еще в пятом веке до Рождества Христова. Но среди ряда нейробиологов растет убежденность, что наблюдение за всплесками активности мозга может увести от реального понимания того, как мы мыслим. Причина в том, что многие вещи, которые делают люди, длятся в течение продолжительного отрезка времени и происходят за пределами их черепов. Поэтому мозг — неправильное место поисков, если вы хотите найти свободную волю. Эта идея раскрывается в последних работах Майкла Газзанига, нейробиолога из Университета Калифорнии, и Рэймонда Таллиса, британского врача и нейробиолога. Как утверждает доктор Таллис в своей книге «Человечество обезьянничающее: нейромания, дарвинит и профанация рода людского», попытки обнаружить человеческую жизнь в мозге напоминают попытки услышать шорох леса, прислушиваясь к семечку.

Частично это «наступление на мозг» стало результатом обвинений в том, что значение современных технологий для его исследований преувеличено. Существование таких приборов как функциональный магнитно-резонансный томограф и ПЭТ-сканнер, которые позволяют заглянуть в живые работающие мозги, заставили некоторых нейробиологов считать, что они могут найти зону моральной ответственности, область любви и вместилище всех остальных психических феноменов прямо на снимках с этих приборов. Хотя наша внутренняя жизнь зависит от мозга, это не обязательно означает, что мы лучше поймем свое поведение, заглядывая в него. Это как в старом анекдоте о пьянице, который ночью обронил ключи и ищет их под фонарем — не потому, что потерял их там, а потому что там что-то видно.

will-3-2439566

Помимо того, что фонарь в нашем случае может оказаться неправильным местом поиска, сами по себе современные сканеры — это весьма тусклые фонари. Поскольку МРТ-сканеры не могут непосредственно регистрировать активность нейронов, они ориентируются по изменению уровня концентрации кислорода в крови, а ПЭТ-сканеры замеряют изменения динамики кровотока, чтобы определить, что происходит, а точнее, что происходило некоторое время назад в тканях мозга. Эти технологии могут выявить следы лишь крупных всплесков нейронной активности, поэтому все процессы, в которых участвует меньше нескольких миллионов клеток, остаются для нас незамеченными. Искусству анализа снимков нейронной активности немногим больше десятка лет. Изучая его надежность в 2010 году, ученые из Калифорнийского университета и Массачуссетского технологического института назвали этот метод «вышедшим из пеленок, но все еще переживающим переходной возраст». Психологи, озадаченные подозрительно определенными результатами многих исследований сканов мозга по вопросам сознания, спросили авторов 55 научных статей, какими методами они пользовались для анализа своих данных. Оказалось, что больше половины использовали те предвзятые методы, которые гарантировано выявляли корреляцию между психической активностью подопытного и всплесками активности нейронов в определенных частях мозга. Стоит помнить об этом случае, когда вы читаете в журнале об очередном открытии ученых, доказывающих такими снимками, как и почему мы делаем то, что мы делаем.

Без сомнения, приборы для сканирования мозга станут совершеннее, улучшится и наше умение интерпретировать их результаты. Но проблема с попытками изучения сознания путем изучения работы мозга лежит не только в практической плоскости. Это отлично иллюстрирует доктор Таллис, говоря о серии экспериментов в 1980-х, результаты которых подрывают убежденность в существовании свободной воли. Нейрофизиолог из Университета Сан-Франциско Бенджамин Либет прикрепил электроды к телам своих подопытных так, что мог фиксировать время старта электрической активности в разных участках мозга, отвечающих за двигательные функции и мышление. Он просил их пошевелить кистью немедленно, как только у них возникнет такое намерение. Результаты измерений показали, что сигнал мышцам руки дается до того, как человек формирует намерение, а не после. Таким образом, у сознания не остается времени сыграть свою управляющую роль. Похожие тесты проводились много раз и подтвердили, что ощущение намерения может оказаться миражом. Но если движения кисти и легко мониторить, то искать в них свободную волю, согласитесь, странно.

will-4-8366322

Мы снова сталкиваемся с проблемой пьяницы под фонарем. Таллис указывает, что участие в подобных экспериментах включает в себя выполнение всех разновидностей других действий:  поставить будильник, чтобы не опоздать в лабораторию, отказаться от других встреч на это время, сесть в автобус, найти нужный кабинет, подписать согласие, выслушать инструкции. Рутинные, автоматические и скучные, эти действия — лучший пример того, что мы больше всего склонны называть проявлениями рациональной свободной воли. И формально было бы безумием предположить, что на самом деле никакой свободной человеческой воли в таких действиях нет.