kvb-jamesdkelly-01-8830786

— Популярный стереотип: шугейз и пост-панк — это музыка грустных рефлексантов. Как насчет вас, каковы вы и какие эмоции вкладывали в свои треки?

— Мы волнительные, любопытные и соблазнительные.

— Что вы чувствуете, когда читаете о себе в западных журналах пассажи вроде «KVB это как заниматься сексом под ЛСД на заброшенной скотобойне в Беларуси»?

— Хаха! Мы еще не были в Беларуси, так что сложно отреагировать, не проверив.

— Ваши видео довольно необычны. Кто и как их создает?

— Кэт делает их так — обрабатывает видео и 3D-изображения, генерируемые компьютером. Машина из поглощает, а потом выплевывает слои всяких красивых ошибок, глитчей, цветов и текстур. Затем процедура повторяется.

— Пишут, что источники вашего вдохновения — My Bloody Valentine и краут-рок. Что еще?

— 1960-е в целом, шугейз, пост-панк, саундтреки из кинофильмов, современная электроника, ролики на ютьюбе и фильмы на Mubi.

— Какие современные группы рекомендуете послушать тем, кому понравились ваши треки?

— Beak, Samuel Kerridge и Flaamingos. У последних один трек вообще зашибенный, он на нашем с ними совместном сплит-EP скоро выйдет.

— Что вы любите больше — сольные концерты, фестивали или сам процесс создания музыки?

— Вообще-то процесс… Но живые шоу вплотную приближаются к любимчикам в тех случаях, когда экраны для визуального сопровождения огромные, а звук особенно громкий и берет за душу.

— Как боретесь с творческими застоями, когда ничего не получается?

— Ну мы стараемся в таких случаях избегать гибернации. Просто куда-нибудь завеиваемся, смотрим, слушаем все вокруг и возвращаемся со свежим углом зрения.

— Вы верите в музу или 1 % хотения и 99 % потения?

— Мы верим в метод проб и ошибок.

— На ваш взгляд, у музыки есть функции, помимо рекреационной?

— Она не только рекреация, она еще и спасение.

— В чем ваши амбиции — сделать что-то выдающееся в своем жанре, отыграть на Уэмбли, получить все премии — или это все чисто ради фана?

— Мы воспринимаем музыку как работу, которой мы гордимся и которая нас интересует.

— Вы постоянно путешествуете — Британия, Германия, Восточная Европа. Влияет ли геопозиция на музыку и где ваше любимое место?

— Разные территории проникают в треки, да, ненамеренно. Сейчас любимое место — Берлин, но не думаю, что мы там осядем навсегда.

— Какие русские артисты вас впечатлили, кто из них дотянулся, когда вы жили в Британии?

— Несколько лет назад в Тейт Модерн проходила ретроспектива работ Родченко и Поповой. Вот это была сила!

— Вы уже приезжали к нам два года назад. Что надеетесь увидеть в Москве на этот раз?

— Да, а еще мы совсем недавно заезжали к вам на фестиваль Outline. В этот раз будем только сутки, так что вряд ли успеем много увидеть, но надеемся на такую же теплую встречу и мощную энергию, какая была в прошлый раз!

— А хотели бы пожить где-нибудь в России некоторое время?

— Конечно! Дайте только визу!