01-9976579

Почему ты стал дизайнером?

Я всегда интересовался дизайном, но лет до 22-x не планировал заниматься одеждой, хотел быть промышленным дизайнером и учебу в Центральном колледже Сент-Мартинс в Лондоне начал с курса промдизайна: стулья, столы, — но как-то не пошло, и я перевелся на моду.

Тебе помогло образование, вся эта системная подача знаний, стажировки? А то сейчас считается, что каждый самоучка может стать звездой…

Безусловно, есть таланты, которые могут без образования добиться больших успехов. Но я думаю, что это не мой случай. Мне было очень полезно поучиться в Лондоне и побывать там, но в тоже время, на мой взгляд, английский стиль образования — не для всех. У меня много знакомых, из России в том числе, которым такой вариант не подошел.

А в чем специфика обучения в Британии?

Там тебе дается очень много свободы: нет пар, никаких занятий. У нас не было лекций, вообще ничего. Ты просто приходишь раз в неделю к преподавателю, показываешь ему, что ты делал за неделю, и уходишь. Все остальное время проводишь в библиотеке. Такая свобода не всем подходит, но для меня она оказалась очень полезной.

Почему дизайнер должен сидеть в библиотеке?

Там большая библиотека, много книг по визуальному искусству. Тебя ничему не учат в прямом смысле — суть в том, что если тебе интересно, то ты сам будешь тянуться к знаниям. Там никто за уши тебя не тащит.

Тем не менее их диплом — один из наиболее авторитетных.

Да, вот в этом и состоит парадокс: люди в такой ситуации почему-то лучше учатся, не знаю почему. У меня были высокие отметки, но в то же время нам говорили, что оценки на самом деле ерунда. Главное в конце показать коллекцию. Для дизайнера всегда самое важное — финальный результат. Все равно, что ты делал до, после и между.

12-0-ss15-tigran-avetisyan-9053620

Ты отучился в Лондоне, проходил стажировки в Европе — то есть получается, что в своей работе ты ориентируешься в первую очередь на европейский опыт? Сейчас есть в тренде русская специфика — не хочешь ли ты воспользоваться тем, что ты русский дизайнер?

Многие спрашивают: ты сейчас в России — так почему не чувствуется влияние российской действительности? Не знаю, у меня всегда работы не о каком-то конкретном месте, не о стране — они более абстрактные, мне кажется, они больше об идее вокруг и около моды. Мне все равно, где находиться и откуда работать, потому что для меня важно, только чтобы была маленькая студия, швейная машинка и рулон ткани.

Ты делал костюмы для армянского хора. Работая над ними, ты стремился привнести в них чисто армянскую специфику, сохранить традиционную эстетику или тоже сделать космополитичный продукт? 

Мне кажется, проект получился достаточно современным, в нем отражены и мои личные вкусовые предпочтения, но, в принципе, «армянскость» тоже должна была присутствовать. За основу мы взяли фотографии из архивов армян начала XX века. Вообще, все совершилось через журнал Interview и Алену Долецкую. Во время путешествия в Армению она обывала на выступлении хора, послушала их и потом уже, зная про меня, подумала: а почему бы мне не сделать для них костюмы?

Где тебя продвигают сильнее и где ты больше востребован: в России или все-таки в Европе? Потому что сейчас ты продаешься только в зарубежных магазинах. В России твои вещи купить невозможно, несмотря на то что ты русский дизайнер.

В России меня мало кто знает, я тут такая темная лошадка. Больше всего ажиотаж и спрос на мои коллекции в Японии. Я сейчас летал в Париж, там мы продавали одежду в шоу-руме, и большинство покупателей было именно из Японии.

Почему ты выбрал именно мужскую, а не женскую одежду? Ведь очевидно, что последняя более востребована, на нее больше спрос.

Но в ней и конкуренция выше.

То есть ты пошел по пути наименьшего сопротивления?

Можно и так сказать; с другой стороны, в мужской одежде тоже есть нюансы, которые гораздо сложнее, чем в женской.

6-1-ss15-tigran-avetisyan-9593434

Откуда концепция оверсайза, лекальности, общей модели, которая должна подойти всем — и мужчинам, и женщинам?

Тут есть красивая история и есть правда. Красивая история: это реакция на то, что мир таким стал одноликим, одинаковым. Почему бы не делать униформу для людей, которые не имеют никакой гендерной привязки, никаких предпочтений? Такая супертолерантная, политкорректная одежда.Поэтому один размер, который для всех подходит. А вообще, это еще из-за того, что мне тяжело чисто физически: до сих пор я крою сам, и мне нелегко делать размерный ряд. Каждый размер — это новое лекало, и просто физически я не успеваю для всех сделать размер. Надо было как-то схитрить.

Опять же, почему при всей своей космополитичности до сих пор все делаешь сам, причем в России, почему не в Китае, как это делает большинство людей?

Пока у меня просто не такой большой объем, чтобы в Китай все перевозить. Там нужен большой тираж. В данный момент я сам работаю над каждой вещью, делаю ее вручную: сам запечатываю, крою. В этом есть даже свой прикол, какая-то фишка, эксклюзивность. Но если все будет идти так же хорошо, как сейчас, то через пару сезонов сам буду работать из России, но производить тираж в других странах.

Что влияет на твои коллекции? Первая была в духе такого манифеста: too much civilization, more jobs… Как вообще это все возникло?

Все началось с выпускного показа в Лондоне. Было очень мало рабочих мест — отсюда more jobs: все студенты понимали, что не каждый сможет найти работу после обучения. Несмотря на то, что мы все заканчивали престижный Сент-Мартинс, мы понимали, что только процентов 10–15 попадут в какой-нибудь модный дом. Все этим было подпитано и пропитано.

То есть ты левак по убеждениям, антикапиталист вообще? 

Я бы не сказал, что у меня есть какие-то политические убеждения.

Ну, какая-то же есть идеология. Вот ты говоришь, «толерантность в одежде и в моде». Высказывания, которые ты переносишь на одежду, выглядят в целом как левые.

Я в политику вообще стараюсь не лезть, потому что это отдельный мир, и, чтобы что-то говорить про политику или разбираться в ней, надо, мне кажется, много учиться.

3-1-ss15-tigran-avetisyan-8469046

В одном интервью ты упоминал, что на первую коллекцию повлиял анархистский фильм «Ноль за поведение». А что повлияло на последнюю? 

Последняя — Duty Free. Я много путешествовал и постоянно оказывался в этих магазинчиках в аэропорту, смотрел, как люди сметают с полок парфюмы. Мне просто было интересно, почему так происходит, почему люди из всех вещей, которые связаны с брендами, покупают именно духи. И подумал: а почему бы мне не сделать свой парфюм.

То есть парфюм — центральный объект коллекции?

Да, на этот раз он главный. Я изучал статистику и узнал, что есть такие дома, которые существуют только за счет продаж парфюма: Mugler и Victor & Rolf, продавая и без того огромное количество парфюма, производят коллекции, только чтобы продать его еще больше и заработать много денег. Логика, может быть, и странная, но это работает, и дома существуют до сих пор. У Victor & Rolf есть Flowerbomb, у Thierry Mugler — Аngel. Кутюрных клиентов-то не так много, но зато парфюм у этих домов продается на ура. Подумал, почему бы, собственно, мне не сделать свой, который продавал бы мою коллекцию, а та, в свою очередь, продавала бы парфюм. Такая была идея.

Твой парфюм на любителя — будто десять запахов, намешанных один с другим.

Да, в одном флаконе. Там ирония, может — самоирония… Я понимал, что у меня нет возможности быть представленным во всех дьюти-фри, что запах услышат единицы. А в интернете флакон увидит гораздо больше людей, и мне было намного интереснее работать над флаконом. Сначала придумал форму, потом отдал людям здесь, на заводе, которые печатали ее на 3D. А запах мой смешали за 10 минут. Купили четыре паленых парфюма, копии «Шанели» и прочего, — и смешали все в одном флаконе. Мне было все равно, какой запах получится, — главное, чтобы было нечто, напоминающее дьюти-фри в аэропорту.

Почему ты это все не продаешь хотя бы у себя на сайте? Уверена, на 50–70 таких вот объектов нашлись бы покупатели, как и на твои вещи.

Я к этой коллекции открою онлайн-магазин, будет называться Duty Free Shop, и в нем будут продаваться вот эти парфюмчики. Единственное, бутылку делать очень дорого, и, наверное, надо будет что-то простое, маленькое придумывать (сейчас запах по пол-литровым бутылкам разлит).

Над чем будешь работать в ближайшее время?

Сейчас заканчиваем производство для магазинов, отправляем вещи. А 3 сентября я еду с этой коллекцией на Нью-Йоркскую неделю моды, будем там показывать.

2-1-ss15-tigran-avetisyan-8325930

А ты хоть раз на русской-то неделе моды был?

Не был ни на одной.

Как вообще так получается: у тебя берут интервью зарубежные журналы, тебя показывают на крупных западных неделях моды, продают известные магазины в интернете, а в России у тебя мастерская на Электрозаводе? Ты не думал о том, чтобы развиваться и продвигать это все здесь? Сейчас же в России людям интересно покупать именно местную одежду, начиная от Sundаy Mаrkets и заканчивая разделом русских дизайнеров, который недавно появился в ЦУМе.

Мне кажется, здесь нет аудитории, которая бы этим интересовалась. Очень маленький рынок, мало парней, которые хотят выделиться, выйти за грань традиционной моды. А вот в Азии полно таких сумасшедших людей, готовых надеть это. Плюс у нас нет таких магазинов, которые стали бы это продавать. ЦУМ — это немного не моя история, «Кузнецкий Мост» — хороший магазин, вот там и будем продаваться. А мне больше одного магазина в городе пока не надо, я не могу сейчас для всех произвести, нет мощностей.

То есть ты обслуживаешь запросы всех своих потребителей сам с двумя швеями? 

Приходится много работать, и в выходные тоже, но пока справляемся. Перестанем справляться — наймем еще людей.

Производство окупается? Приносит какой-то доход?

Пока что уходим в ноль. Еще надо много работать, чтобы был какой-то доход.

Ты нацелен на коммерческую историю?

Да, с Duty Free. Она более коммерческая: там есть и сумасшедшие принты, и более спокойные вещи. Мне интереснее сейчас делать более продаваемые вещи, чем придумывать что-то сумасшедшее: приятно видеть, когда тебя носят.

4-1-ss15-tigran-avetisyan-8606972

А сам ты что носишь?

Ничего особенного, футболки и джинсы; я не стал бы носить то, что я сам делаю.

Не хочешь быть собственным бренд-амбассадором?

Нет, я не хотел бы быть жертвой моды. Мне интереснее одевать людей, чем одеваться самому. Сапожник должен быть без сапог, как говорится.

Кто из российских дизайнеров тебе нравится?

Рубчинский, наверное, самый лучший.

Откуда ты черпаешь формы, образы, цвета? Следишь за тем, что происходит именно в моде, или твоя эстетика формируется как-то иначе?

Наверное, что-то возникает «подсознательно», что-то, может быть, даже копирую, но в принципе, что скрывать, мои работы — это всегда осмысление того, что было показано за сезон до этого, сезон назад. Всегда на шаг позади.

А почему так?

Мне кажется, в моде этого не хватает. Здесь всегда все на шесть месяцев вперед, а у меня работы про то, что шесть месяцев назад. Еще помогает музыка.

8-1-ss15-tigran-avetisyan-3902471

Что слушаешь? 

Больше рок из 70-х: люблю Led Zeppelin, Deep Purple, AC/DC. Стараюсь читать, но сейчас из-за того, что голова все время забита делами по своей марке, не могу отвлечься, это очень тяжело.

Ты сейчас сам себе хозяин, у тебя нет инвестора?

Сейчас я уже могу купить ткани, могу заплатить зарплату швеям — в принципе, все это уже окупается. Но до сих пор очень помогают родители, без них бы не смог вообще ничего сделать. С отцом иногда бывает тяжело, потому что он немного не понимает, чем я занимаюсь, но сейчас, кажется, уже привыкает ко всему этому. Он мне никогда не говорит никаких комплиментов, но, по-моему, гордится мной, потому что за моей спиной постоянно обо мне кому-нибудь рассказывает. Мне не так сложно работать, так что в жизни мне повезло больше, чем не повезло. Я очень счастлив и доволен тем, чем занимаюсь.

12-0-ss15-tigran-avetisyan-9053620

mig-7587346