Стереотип:

Стиль регги благодаря длительному процессу «отбеливания» продюсерами и встраивания в матрицу западной коммерческой музыки заимел ауру солнечно-прекрасной музыки, сдобренной коноплей и жарким климатом радостной Ямайки. Самое то для саундтрека к комедии про беззаботных школьников-выпускников.

Опровержение:

Вопреки распространенному мнению, регги — музыка скорее обездоленных, чем богатых и радостных. Появившись как одно из немногих легальных развлечений ямайской бедноты и перекочевав в Лондон (криминальная репутация прилагается), жанр обосновался в дэнсхоллах, студиях и хит-парадах, а через десяток лет добрался до СССР, в первую очередь в виде группы «Комитет охраны тепла». Добрался не без магических трансформаций: в свои золотые годы «КОТ» звучит примерно как «Гражданская оборона», переложенная на регги-мотив, а одна из самых известных песен, «Герландия», повествует о любимом тяжелом наркотике вокалиста Олди (разумеется, уже покойного). Творческий метод Олди очень точно охарактеризовал Сергей Михалок («Ляпис Трубецкой»): «Лучше него регги на русском языке не пел никто, просто потому что он не уводил своих слушателей в эфемерные фантастические миры, а описывал жизнь растамана в обстановке нашего Севера — с гопотой, урлой и отсутствием человеческого тепла».

Нацистский хип-хоп

Стереотип:

Хип-хоп классического периода — музыка черных гетто, и если его и можно заподозрить в заигрывании с расистскими идеями, то это будет разве что «обратный расизм» Черных Пантер, который скорее не дискриминация, а естественная попытка угнетенной группы сохранить свою идентичность.

Опровержение:

В то время как большая часть ультраправых считает хип-хоп чуждой музыкальной формой и склонна в качестве своего рупора использовать привычные рок и Oi!, меньшинство уверено, что в политической битве за неокрепшие умы школьников можно пользоваться любыми методами, в том числе исконно черными и рифмованными. Такой подход почти всегда обеспечивает правому хип-хопу нелучшее качество материала, но в неуклюжей читке про расовую чистоту можно обнаружить некий шарм, если воспринимать это в одном ряду с творчеством психически нездоровых артистов-аутсайдеров. Правый рэп характерен в основном для США, Германии и Франции: N’Socialist Soundsystem или MaKss Damage, левый сталинист, от скуки сменивший политическую ориентацию. Помимо идеологической работы, правые хип-хоп-активисты заняты обсуждением занимательных теорий о белых корнях жанра, которые, по их мнению, можно обнаружить в творчестве шотландских волыночников или кантри-музыканта Чарли Дэниелса.

Христианский блэк-метал

Стереотип:

В представлении рядовых граждан, да и, что уж греха таить, многих любителей стиля, блэк-метал — это жанр, в общем соответствующий его шизоидному описанию в книге «Князья хаоса». Среднестатистический музыкант спит в могиле, жжет церкви, распинает котиков и совершает другие правонарушения, попутно вырезая соратников по музыкальным экзерсисам.

Опровержение:

Стереотип о блэк-метале прочно врезался в сознание не только любителей новостных сенсаций, но и ряда начинающих музыкантов. Уже в 1994 году, на пике внимания к кровавым событиям в Скандинавии, начинают появляться группы, отличающиеся от стандартного блэка только одной деталью — христианской лирикой и идеологией. Начало было положено австралийцами Horde, а затем знамя новоявленного unblack-метала подхватил еще десяток коллективов, большинство из них — шведы и норвежцы. Из этого десятка, пожалуй, только две группы, Kekal и Armageddon Holocaust,  можно с полным основанием назвать «рупором Христа»: в их родной Индонезии 87 % населения составляют мусульмане. Для остальных коллективов это было скорее кокетливым заигрыванием с трендами и маркетингом и вызвало недоумение среди коллег по сцене. Так, Мартин Уолкайер (Sabbat) прокомментировал анблэк вопросом: «Чем они занимаются? Церкви, что ли, строят?»

Белый фанк 70-х

Стереотип:

Как нас учат афрофутуристы Parliament-Funkadelic и википедия, ранний фанк — бескомпромиссная музыка черных братьев, один из символов афроамериканской культурной идентичности и дедушка хип-хопа.

Опровержение:

Это через десяток-другой лет после своего появления жанр будет пережеван корпоративной поп-машиной и выплюнут в виде Red Hot Chili Peppers, а в самом начале белые музыканты на фанк-горизонте все еще были исчезающе редки. Впрочем, это не помешало как минимум трем группам состоять преимущественно из белых, выглядеть как Creedence Clearwater Revival и при этом быть вхожими в фанк-тусовку. Это Tower of Power, Wild Cherry и Average White Band (у которых, вопреки названию, был и черный участник). Все три коллектива примечательны тем, что их существование на фанк-сцене было симбиозом, а не паразитированием, которое с легкой руки белых продюсеров расцвело в 80-х.

Straight edge sludge

Стереотип:

Сладж — пример жанра, в котором бытие определяет сознание: эстетика обусловлена реалиями существования музыкантов, а значит неотделима от музыки. На выходе мы имеем тяжелый, медленный металл из болот Луизианы, сочащийся опиумными миазмами и никотином и не слишком совместимый со здоровым образом жизни.

Опровержение:

Запретный плод сладок, так что сладж-музыканты не стремятся отказываться от дурного и противоправного, но и тут можно найти исключения. Например, молодая группа из Торонто Nihil выражает свой нигилизм через принадлежность одновременно к сладжу и идеологии straight edge, предписывающей им быть паиньками и чтить заветы местной ФСКН. Чуть раньше той же тропой шли их идейные собратья из США — Troublemaker. Сложно сказать, является ли всему виной отказ от привычной для сладжера фармацевтической диеты, но на фоне классики жанра звучат оба коллектива довольно бледно.