Я был далеко от дома, но, к сожалению, не за границей, когда, проснувшись, обнаружил, что во всех соцсетях объявлена срочная мобилизация. «Война», — подумал я, а в это время где-то далеко неизвестный дядя улыбнулся и похвалил своего SMM-менеджера за хорошую работу.

Первый окоп, который я за считаные секунды вырыл бы в случае крайней необходимости, — это окоп до ближайшего вокзала. А дальше — неважно. Слишком долго я ждал повода для того, чтобы бросить все ужасно надоевшее и наконец найти себя. Теперь в этом деле мне помог очередной репост информационного мусора, который разогрел мою замороженную фантазию, словно вчерашние котлеты в микроволновке.

Это война, детка. Диплом полевому командиру не покажешь, когда тот заорет «в атаку».

 223-1484250

Высокоинтеллектуальное пушечное мясо, еще несколько недель тому назад просиживавшее лекции по менеджменту и психологии в душных аудиториях провинциального гуманитарного ВУЗа, вместе с быдлом с местного металлургического завода будет пущено в расход. По-моему, самое время отправиться на поиски себя, иначе через несколько дней этим займется кто-то другой.

В то время как другие мальчишки, не наигравшись в детстве в войнушки, спорили о том, кто победит, и считали, сколько у нас в стране танков может ездить, а самолетов летать, я, не теряя времени, собирал остатки прошлогодней зарплаты и подыскивал самый дешевый авиабилет. «Главное — свалить, а потом можно будет стать беженцем, получать пособие», — с энтузиазмом и надеждой на лучшую жизнь думал я, предвкушая, как в ближайшее время будут рушиться затертые и пожелтевшие от старости общественные ценности, которые я всегда так сильно презирал.

324-1309821

Главное, объяснить это себе самому, увидеть в себе того, кого ожидаешь увидеть, — одним словом, придать себе бесполезному немного глубины, немного идейного содержания. Ибо не подобает провинциальному интеллектуалу быть трусом и дезертиром: билет в Южную Америку, купленный на последние деньги, — это не бегство, а жест доброй воли по отношению ко всему миру.

Сначала думал об Индии, но потом решил, что лучше не заморачиваться с визой (времени-то в обрез) и отправиться на побережье Тихого океана, на родину инков. Индия сегодня — это уже не портал в нирвану, а лишь новый уровень безысходности. Слишком банально начинать новую жизнь в стране, где коренных москвичей скоро станет больше, чем в самой Москве.

Но эйфория от собственного геройства наполеоновского масштаба, безумства мира и романтизма ближайшего будущего в эмиграции вскоре была разрушена. Новости одна за другой стали настолько похожими, что уже не вызывали такого эмоционального накала, как в первый раз. Неужели все мои старания напрасны?

К счастью пацифистов, война со стрелялками и кричалками становится все менее вероятной в наше время. Люди выкладывают на ютьюб видео передислокации танков. Им плевать на государство. Количество просмотров и срач в комментах — их главная цель, которая важнее любых маневров. Все рисуют схемы, карты, придумывают сценарии, сочиняют анекдоты, смеются с реальности. С новостных сайтов доносится, словно из фронтовых репродукторов, суровый голос, бесконечно повторяющий: «Бросайте оружие и переходите на нашу сторону, у нас есть печеньки».

Современная война — это масштабная рекламная кампания против войны как таковой. Если раньше были плакаты с надписью «Родина-мать зовет!» без каких-либо скрытых смыслов, то теперь в каждой второй фразе, прочитанной индивидуумом в интернете, сверхсекретная информация о разоблачении мирового заговора и геополитических аппетитах ведущих политиков. Никто и никогда не полезет под танк, зная все это.

У каждого своя точка зрения. И каждый готов ее защищать. С клавиатурой в руках. А умереть, не рассказав, какой ты крутой и уникальный, сегодня просто унизительно.

423-3648981

Не будь призывников, сегодня воевали бы одни президенты, министры и депутаты, а дети в школах, заучивая с ехидной улыбкой на устах даты гротескных депутатских мордобитий, лежали бы на лужайке перед школой и плевали в мирное небо над головой.

«Но неужели глобальная идиллия так близка? Неужели интернет спасет нас от самоуничтожения?» — думал я, в то время как надежды на эмиграцию медленно таяли. Сможет ли виртуальная война стать таким же действенным стимулом, способным выставить меня за дверь Родины и заставить менять жизнь? Увы, скорее всего, нет. Я продолжу культурно разлагаться, как и прежде, а моя мотивация снова проиграет лени в очередном неравном бою.

 518-7038103

В такие моменты невольно вспоминаются слова товарища Ницше: «Придется, вероятно, изобрести еще немало подобных суррогатов войны, но именно из них будет все более уясняться, что такое высокоразвитое и потому неизбежно вялое человечество, как современное европейское человечество, нуждается не только вообще в войне, но даже в величайшей и ужаснейшей войне — то есть во временном возврате к варварству, — чтобы не потерять из-за средств к культуре самой своей культуры и жизни».

Через несколько дней суровая реальность вернула меня домой, ведя под руки, как умалишенного. Я все еще бредил Южной Америкой, а меня забросили в котел промышленного Донбасса. Как дальше жить? Неужели я никогда не стану своим среди инков?