Спустя годы интерес к черному металлу не ослабевает. Дрю Дэниел, половина IDM-состава Matmos, записал и издал альбом танцевальных электронных каверов на классику блэк-метала под именем Soft Pink Truth, вызвав гнев и недоумение многих ортодоксальных фанатов жанра. Мы же расскажем о записях, сыгравших огромную роль в формировании сцены, но обделенных вниманием большинства критиков, которые воспринимают блэк-метал в контексте Норвегии. А ведь жанр существовал задолго до вышедших в тираж Gorgoroth, Mayhem и Darkthrone.  

Подзабытый флагман итальянского черного спид-метала, шедший по стопам Venom и Motorhead. Что странно — катакомбный продакшн, мощнее и тяжелее, чем, скажем, на дебютнике Bathory, альбому нарулил заслуженный метал-панк Элджи Уорд из группы Tank (это как Лемми и компания, но немного лиричнее).

Изначально альбом должен был продюсировать еще один отец протоблэка Кинг Даймонд, но нашел группу «слишком панковской» для себя. Что в конечном итоге положительно сказалось на релизе: взяв за основу риффы Venom, итальянское power-трио смогло придать им еще больше агрессивности и мелодизма. Вкупе с грязным, мрачным звуком, бесноватой тематикой песен и одержимым вокалом Эй-Си Уайлда (похожим, кстати, на Джеффа Беккеру из Possessed) дебютник производит самое благоприятное впечатление.

Пожалуй, Bulldozer были самой успешной из всех итальянских андерграудных команд, наряду с Necrodeath, Fingernails и Schizo, но по ряду причин так и не добились должного положения в 80-е годы. Изданный на значимом европейском лейбле Roadrunner, The Day of Wrath получил (впервые в истории!) нулевые оценки от британских журналов Kerrang и Metal Hammer. Это вызвало дополнительный интерес к записи со стороны фанатов экстремального металла тех лет. Поддерживавший контакт с итальянской сценой (в основном через группу Necrodeath) Евронимус активно распространял эту пластинку среди like-minded-персонажей в Норвегии. Фенриз из Darkthrone включил один из треков с The Day of Wrath в свой сборник старошкольного блэк-метала, изданный в 2004 году.

Переиздания альбома в США, Канаде и Японии необходимо было поддержать турами вне Италии, но до 1987 года группа являлась невыездной, поскольку Эй-Си Уайлд укрывался от службы в армии. Второй и третий альбомы группы были выполнены в более трешевом ключе, а этот сегмент рынка метал-музыки был слишком перенасыщен. Roadrunner оказались недовольны продажами второго альбома Bulldozer и отказались от контракта с группой. Поколесив с редкими успешными концертами по Европе, итальянцы распалась в начале 90-х.

С 2009-го Bulldozer вновь функционируют, выступая на многочисленных ретро-метал-фестах, но уже не представляют особого интереса, как и большинство команд, переживших реюньон.

Малоизвестная американская команда (название читается как [enemy]), издавшая в 80-е только одно демо и один альбом, но очень важная для блэк-метал-сцены по двум причинам.

Первая — это отменного качества материал, в котором соединено лучшее из Venom, Hellhammer и Discharge. Среднетемповые по большей части треки с дозой черного юмора и отличной работой саунд-инженера точно не оставят равнодушным любителя примитивного металла из 80-х. Бас записан необычно, гитары очень тяжелы и сочатся фидбеком, ударные чаще всего играют хардкорные биты, все это вместе иногда доходит до скоростей ранних Swans (хотя повторить пытались явно самые медленные треки Hellhammer) — удивительно, как NME не стали с годами такими же культовыми, как норвежцы Mayhem или, если зайти с другой стороны, японские GISM или Confuse.

Вторая причина — именно NME дали старт волне насилия в блэк-метале. Уже через 3 месяца после выхода Unholy Death на локальном лейбле LSR (NME компанию там составили, как ни странно, та самая Нико, культовые нойз-рокеры Naked Raygun и отцы дет-рока Christian Death) гитарист группы Курт Струбинг убил свою мать топором и ножницами, находясь в наркотическом опьянении.

После 12 лет отсидки он возродил группу — но в середине 90-х она играла уже кроссовер-треш, мало кому нужный и не особенно популярный в эту декаду. Группа продолжила тихонько существовать до 2005 года, не пользуясь особым интересом, пока Курт не завершил свою жизнь максимально брутальным образом, вылетев с моста в реку на полной скорости прямо в своей машине. Был ли это суицид или несчастный случай — до сих пор непонятно.

Что интересно, Евронимус  слышал NME уже тогда, в 1986 – 1987 годах, а действиями Курта восхищался, считая проявления такой экстремальности «прекрасными». Впрочем, судя по отзывам других участников Mayhem, Евронимус в то время переживал период поиска подобных «мрачных идей».

Unholy Death был переиздан несколько раз, на виниле и CD, поэтому достать этот альбом сегодня не проблема.

В отличие от других бразильских команд, в первую очередь Sarcofago и Sepultura, начинавших также с первобытной смеси блэка, дета и треша, Vulcano редко достаются те лавры, которых эта группа заслуживает. А ведь это одна из самых старых бразильских команд и, по всей видимости, первая бразильская группа экстремального металла вообще. Начав с традиционного хеви-метала на сингле 1983 года, на демке и лайве 1984 – 1985 годов они играли уже мракобесный спид-метал с совершенно нечеловеческим хриплым воем вокалиста Энджела.

Их дебютный альбом Bloody Vengeance представляет собой быстрый, техничный, сыро записанный металл, который на год опережает переоцененный “INRI” Sarcofago и при этом гораздо сильнее похож на тот блэк, что через несколько лет заиграют в Норвегии. Секрет потрясающего качества материала в общем-то банален: возраст музыкантов. В отличие от 16 – 18-летних юнцов из Sarcofago и Sepultura, участникам Vulcano было по 25 – 30 лет — поэтому в их исполнении южноамериканский металл звучит убедительнее, сильнее и круче. Если держать в уме год записи альбома, то его звучание заставит вашу челюсть отвиснуть: оно еще брутальнее, хаотичнее и сырее, чем у американцев Death, которые записывали свой Scream Bloody Gore примерно в то же время.

Пластинка была очень любима в Норвегии, продавалась в Helvete Евронимуса, но по какой-то причине сама группа до уровня культовости тех же Sarcofago не дотянула, а к коммерческому успеху Sepultura и не стремилась. Существуют Vulcano и сейчас, продолжая выдавать примерно такую же музыку, что и в период 1984 – 1986 годов, с чуть более чистым звуком. Особого смысла в прослушивании новых работ, правда, нет.

Культовый, возможно даже переоцененный альбом блэк-треш-спид-метала из тогда еще коммунистической Венгрии. Даже спустя почти 30 лет после записи альбом не слушается как полноценно прошедший проверку временем, но тем не менее эта пластинка сыграла важную роль в становлении норвежской сцены.

Во-первых, она оказала влияние на собственно Mayhem, а позже и на Darkthrone, которые из разных форм дет-метала сдвигались в сторону оккультной тематики и искали новый звук на рубеже 80 – 90-х. Фенриз не раз говорил о важности Seventh Day of Doom для риффов норвежского блэка — и сходств действительно много, чего не скажешь, например, о народной норвежской музыке, влияние которой на блэк-метал периодически пытаются доказать не очень подкованные журналисты. Евронимус хотел переиздать эту демо-кассету на своем лейбле Deathlike Silence, но, как и со многими запланированными им релизами, этого не случилось.

Во-вторых, сам лидер Tormentor — Аттила Чихар — стал первым кандидатом на роль вокалиста в Mayhem после суицида Дэда. Его же странный, жутковатый голос можно услышать на De Mysteriis Dom Sathanas.

Tormentor распространяли 2 своих демо-альбома с помощью тейп-трейдинга, и через много лет после развала группы они наконец-то

были изданы надлежащим образом. Аттила в середине 90-х записал еще один полноформатник под этой вывеской, но, кроме него, никто из оригинального состава участия в записи уже не принимал, а жанр сместился в сторону (недо)авангардного металла. Про этот альбом в среде поклонников блэка вспоминать не принято.

Группа из Техаса, записавшая только одно демо (даже в двух версиях), которое стало в итоге одним из рекордсменов по количеству бутлегов и распространенности в мире. Хотя музыка Necrovore ближе скорее к ранним Morbid Angel, чем к Bathory или Darkthrone, сами музыканты называли себя именно блэк-метал-командой. Достаточно серьезная оккультная лирика и общее крайне недоброе настроение записи произвели огромное впечатление на андерграунд тех лет. Йон “Metalion” Кристиансен, видный норвежский тейп-трейдер и создатель известного фэнзина Slayer, относился к Necrovore с почти религиозным почитанием, впрочем как и многие другие известные в андерграунде люди.

Группа создала себе сверхмрачный имидж в немалой степени благодаря тому, что все участники Necrovore действительно были отморозками: лидера и вокалиста/гитариста группы Джона ДеПлачетта, например, однажды задержал спецотряд техасской полиции, занимавшийся расследованием преступлений на почве оккультизма. Джон как раз читал какой-то из своих гримуаров в здании заброшенной психушки. Две недели он просидел в участке, допрашиваемый копами, в то время как по техасскому ТВ крутили новости о «сатанинской группе Necrovore». Поэтому у себя в штате коллектив был овеян околокультовым ореолом уже в первые месяцы после создания.

К сожалению, амбиции и перфекционизм Джона, а также слишком экстремальные идеи и политика, которую он пытался проводить в группе, в итоге развалили Necrovore. Участники Morbid Angel отказались занять освободившиеся места, и после этого ДеПлачетт просто плюнул на все. В результате группа так и не смогла записать запланированный ими полноформатник в профессиональной студии.

Самая первая экстремальная метал-группа Колумбии, существовавшая в поистине экстремальных условиях. С 1983 по 1987 годы они играли ультрасырой и отчаянный микс из дета, блэка и хардкор-панка (как и многие другие команды из Южной Америки тех лет). Уже тогда у них были выступления, которые собирали целые стадионы с тысячами фанатов (особого выбора в Колумбии тогда все равно не было, и ходить больше было не на кого).

Еще один всплеск интереса к Parabellum возник после выхода фильма «Родриго Д: будущего нет» (Rodrigo D: No Futuro) — художественной ленты о нелегкой жизни подростков на улицах Колумбии, где группа сыграла по сути самих себя. Фильм был первой работой из этой страны, широко показанной на мировых кинофестивалях, и интерес у зрителей вызвал в том числе и саундтрек, составленный из композиций реально существовавших колумбийских групп.

Именно после этой картины Parabellum смогли записать два EP, последний из которых — Mutacion Por Radiacion — представляет наибольший интерес. Безумная хаотичная музыка, сыгранная с применением самодельных примочек и записанная в дешевой студии страны третьего мира. Злоба Parabellum не наигранна — это реакция на нищету, социальный упадок, ежедневную нестабильность и неопределенность. Вместе с альбомом Sadistik Exekution (о котором будет сказано ниже) это, без сомнений, самая экстремальная запись 1988 года в гитарной музыке.

Еще один представитель восточноевропейской сцены — чешская группа, умудрившаяся записать и издать на виниле альбом при все еще коммунистическом режиме.

Master’s Hammer хотел издать и Евронимус, но, как и в случае с Tormentor, этого так и не произошло, поскольку должными навыками в ведении бизнеса тот явно не обладал.

После нескольких демо-кассет Master’s Hammer на  дебютном альбоме выдали мрачный среднетемповый блэк-метал, явно вдохновленный Venom, Bathory и Hellhammer, не забывая, однако, вставлять мелодичные соло и риффы в духе традиционного NWOBHM. Отдельно стоит отметить вокальные партии: лидер группы Шторм выдает настолько адский скриминг, что альбом может напугать и взрослого человека.

Учитывая ситуацию в андерграундной музыке тех лет, можно сказать, что запись была принята на ура. В одной только родной Чехии было продано более 25 тысяч копий.

Уже потом группа двинется в сторону экспериментаторства, что не все воспримут легко. Они заигрывали с электроникой, фолком, неоклассикой. После перерыва в 90-х группа возродилась и существует по сей день — последний альбом вышел в мае 2014 года.

Пожалуй, по масштабам влияния на тот блэк-метал, который узнал мейнстримовый музыкальный рынок в середине 90-х, Von лидируют.

Очень часто их называют первой блэк-метал-группой из США, что все-таки является спорным утверждением, а вот с тем, что на норвежскую сцену эта запись повлияла невероятно, не поспоришь.

Собранный в 1987-м как арт-проект двух музыкантов с никнеймами Вон и Гоат, Von, вдохновленный хардкор-командами Septic Death, Misfits/Samhain и металлом Venom, Possessed и Bathory, выглядел по меньшей мере странно. На немногочисленных лайвах (два из которых сняты на камеру, и их можно посмотреть, купив DVD Satanic Blood Ritual), музыканты выступали в гриме, находясь явно «вне этого мира». Музыка представляла собой монотонные треки по 2 – 3 минуты с одним-тремя риффами на всю песню и вокалом Гоата, напоминающим Макса Кавалеру из Sepultura. За несколько лет до минималистичных работ Darktrhone Von играли по сути норвежский raw-блэк, только с поправкой на свои культурные коды. Собственно, «отцами блэка» и его некоей второй волной команда себя не ощущала, потому что просто не подозревала о существовании подобного движения.

Ничего похожего калифорнийская сцена конца 80-х – начала 90-х не видела и реагировала либо негативно, либо никак.

В конце концов группа распалась, оставив после себе лишь одно официально изданное демо — Satanic Blood.

Что касается влияния на метал-сцену, то знаковыми здесь следует считать два события: знакомство Вона и Варга Викернеса по переписке (как именно нашли друг друга два деятеля, не вполне понятно) и покупку последним коробки с 200 копиями Satanic Blood, а также кучей футболок Von, которые Варг распространял в Норвегии и странах Скандинавии. Викернес достаточно активно «рекламировал» запись среди нужных и важных деятелей сцены.

После скандальных поджогов церквей и убийства Евронимуса Варг лишь привлек дополнительное внимание к Von, надев их футболку на заседание суда по своему делу в 1993 году. После этого события интерес к Von постепенно начал появляться даже в родной Калифорнии, не говоря уже о десятках скандинавских банд, которые указывали на Von как на команду, прямо повлиявшую на их музыку.

В 2009 году, после 20 лет молчания, Von неожиданно заявили о себе вновь, записав и издав новый альбом; кроме того, парой сайд-проектов также отметились участники коллектива.

Реакция на них оказалось смешанной: многие фанаты были попросту не готовы к подобному «возвращению легенды» из ниоткуда.

Парням из Австралии, «Sex Pistols от мира металла» (хотя скорее подойдет сравнение с Джи-Джи Аллином), очень не везло на заре карьеры. Собравшись в 1986-м, группа уже  спустя два года записала свой дебютник, который официально был издан только в 1992-м. Впрочем, промо-копии Magus имели широкое хождение в метал-андерграунде: их слушали и норвеги, и финны вроде Beherit и Impaled Nazarene.

В музыкальном отношении Sad Ex напоминает южноамериканские команды вроде Vulcano, Sarcofago или Sextrash, с поправкой на крайне высокую техничность музыкантов, что лишь усиливает ощущение полного хаоса. Альбом записан сыро, включает в себя много мракобесных атмосферных моментов, близких скорее к эмбиент/индастриал-территории, но при этом в целом все звучит как логичное продолжение идей Venom, только вообще без всякого юмора. Местами градус безумия на записи зашкаливает, и создается впечатление, что если Ад действительно существует, то там играет нечто подобное.

Незнакомый с группой человек может подумать, что это обычное лицемерие и за экстремальной маской скрываются заурядные музыканты-металхеды, но…

Sad Ex давали не так уж много интервью, но по их рассказам можно понять, что во время записи Magus группа сквотировала заброшенный дом, а жизнь на социальные пособия позволяла им устраивать натуральный сатанинский угар похлеще, чем в фильмах ужасов 70-х. Жертвоприношения животных, сошедшие с ума участники, постоянные драки между собой и гостями, возлияния всех видов… Каждый член Sad Ex — яркая музыкальная личность и вне группы, их проекты находятся в диапазоне от прямого воршипа Venom до спейс-фанка и экстремальных каверов на Паганини. При этом каждый из них открыто ненавидит всех остальных — драки на сцене между всеми участниками группы стали обычным событием. На данный момент Sad Ex вроде бы окончательно распались.