До эпохи воцарения википедии и торрентов словосочетание «вечный студент» ассоциировалось с безалаберностью и инфантилизмом, желанием откосить от армии и другими малосимпатичными вещами. Сейчас, когда инфантилизм стал общим местом, а желание запустить очередной стартап, имея за спиной неполные 11 классов, не удивляет никого — человек, заявляющий, что собирается учиться до 40 лет, уже не вызывает злорадную улыбку. Разве что сочувственную.

169-6694846

Никогда прямо не отвечает на вопросы, особенно если они касаются учебы и профессии. Много говорит о необходимости учиться. Всегда ошивается где-то неподалеку: в буфете, в курилке, в приемной на кафедре. Делает вид, что ищет смысл жизни и никак не может его найти.

Расплевавшись с первым высшим, запостив все возможные демотиваторы о практическом применении диплома и гуманитариях в «Макдоналдсе», наш персонаж заметил, что ему не стало легче: несмотря на все нытье о бесполезном дипломе, все же нужно идти работать.

Воркшопы, семинары, вебинары, «открытые», «независимые», «новые», «экспериментальные» школы чего угодно, где продвинутые спикеры без устали тарахтят о постиндустриальном обществе, в котором без знаний никуда. «Иди учись, а то будешь прозябать среди тех, кто смотрит „Дом 2“ и „Битву экстрасенсов“, пьет „ягуар“ и носит спортивки. Тем более что информации вокруг — навалом, а развить свои способности — раз плюнуть, даже если их нет», — затягивают они одну и ту же песню на разные лады.

Строится все на убеждении, что в современном мире любой человек может обнаружить в себе творческий потенциал, и пусть лучше люди с умным видом размышляют о креативных пространствах современных городов, чем курят дурь и садятся в тюрьму «по бакланке».

339-1021508

По прошествии десятилетия оказалось, что история про свободный доступ к информации мало чем отличается от истории про всеобщую грамотность. Грамотных много, умеющих делать что-либо на уровне «очень хорошо» — единицы. Как и 100 лет назад. Умный нашел в интернете знания, кидалт — развлечения, а управлять самолетом все равно учат в институте гражданской авиации. В итоге на свет появляется армия дилетантов, бодрых чемпионов по бегу в мешках, чье неумелое самовыражение так и остается невостребованным.

Неудивительно, что реакцией на обилие бесполезных знаний стал небывалый спрос на знание научное, верифицированное серьезными институциями и людьми с PhD и MBA.

Но вернемся к нашему герою. Когда стало ясно, что первый диплом можно повесить на гвоздь, от воркшопов толку мало, а начинать взрослую жизнь все еще не захотелось, ответ нашелся сам собой: магистратура!

438-1655269

Причин для негатива великое множество, но все они легко сводятся к одной, самой популярной оценке — неэффективность. Можно долго рассуждать о том, почему у нас все плохо, и вместо того, чтобы делать хорошо, люди съезжаются на конференции по «философии зайца». Но дело, как всегда, не в абстрактной порочности системы, а в смутном представлении о собственных целях и практическом применении знаний.

В Европе и США бакалавриат делится на академический и профессиональный. Суть такого образования во всестороннем развитии, поэтому половину курсов студент выбирает самостоятельно. Подобное обучение рассчитано на получение универсальных знаний из разных областей и подготовку людей с широким кругозором, а не узких специалистов. Нетрудно догадаться, что спрос на подобные знания формируется рынком, где сегодня востребованы одни умения, а завтра другие. Без известной гибкости на этом рынке просто не выжить, чем у́же специализация выпускника, тем сложнее его переучивать.

537-3208540

Учатся там от одного года до трех лет, и попасть в нее порой крайне трудно из-за высокого проходного балла, поскольку специалисты, получившие диплом магистра (master), — это уже другой уровень оплаты и другое место на рынке труда. К тому же, магистратура открывает путь в докторантуру.

У нас та же форма подразумевает принципиально иное содержание. Привычная с советских времен модель «специалитет — аспирантура» трансформировалась и приняла вид «магистратура — бакалавриат». Только специалитет сократили до 4 лет, а аспирантуру, наоборот, растянули на 5, и теперь она имеет два цикла: магистратура (2 года) и собственно аспирантура (3 года). Все эти мытарства с диссертациями, качественными и количественными методами исследований необходимы главным образом для того, чтобы в конце концов человек остался работать на кафедре, не сталкиваясь с суровыми реалиями местного рынка.

Многие из поступающих в магистратуру довольно смутно представляют себе, где будут работать или хотя бы проходить практику. Практические вопросы, как обычно, решаются по обстоятельствам и в последний момент. Несмотря на все это, бюджетных мест в магистратуру с каждым годом становится только больше, и спрос на них огромный. В одной только Высшей школе экономики в 2014 году представлено 110 магистерских программ по 27 направлениям подготовки и 2030 бюджетных мест.

635-8931202

Во-первых, возможность как можно дольше причислять себе к студенчеству, а значит чувствовать себя молодым. Во-вторых, все эти удовольствия студенческой жизни — от халявного проезда и прохода в музеи до жизни в благоустроенном общежитии за символическую плату. В-третьих, возможность получить верифицированное знание и совместить наконец теорию и практику. Есть много способов научиться делать что-то хорошо. Единственный способ никогда и ничему не научиться — самовыражаться на голом энтузиазме поверх правил, труда и прочих общественных конвенций.

Но главный бенефит в том, что как минимум два года можно не задавать себе страшный вопрос: что дальше? Жизнь идет своим чередом, и еще есть время слоняться в коридорах, жалуясь (пока что понарошку) на недосып, нехватку времени и первое высшее.