В этом году твоему детищу исполняется два — за это время все твои релизы были выпущены на виниле (ремастер дебютного EP и лонгплей Mind Slaughter были изданы французским лейблом Desire, что «ого-го» в знающих кругах — прим. ред.), твои треки продаются на iTunes и Amazon, а последняя работа, сплит с бруклинским EBMщиком Statiqbloom, обещает стать номером один во всех уголках мрачной России.

С одной стороны, твой проект невероятно успешен. С другой, о тебе больше пишут западные музыкальные критики, и (за редким исключением) предательски молчат отечественные медиа. В чем, на твой взгляд, проблема?

Мне кажется, что «невероятно успешен» — это не про меня. Я пока еще не езжу в тур со Skinny Puppy, как Youth Code, да и честно говоря, они тоже не получают каких-то гигантских возможностей — просто обычные привилегии раскрученной на среднем уровне жанровой группы (что, впрочем уже большой успех в наше время для подобной музыки). В то же время, по сравнению со средней российской группой, Zex действительно вышел успешным по меркам ряда жанровых микро-сцен, что появились за последние годы.

Не могу сказать, что обо мне «много» пишут на Западе, но больше, разумеется, чем в России, и причина этому, я думаю, разница культурных кодов. Банально — там просто больше фанатов продукции Nettwerk и Wax Trax 80-х годов, хватает бывших и действующих риветхедов и так далее. У нас же практически нет прослойки людей для подобной музыки — она не совсем про минимал-вейв, который уже пережил пик своей популярности, для отечественных фанатов современного dark electro она слишком архаичная и примитивная. Для «инди-молодежи» — слишком тяжелая, ну а индустриальное коммьюнити, даже после новой молодой крови (появившейся в немалой степени благодаря привозам Arcto, что скорее хорошо, угорит скорее по TG и Coil, чем по подобной музыке.

Я не особо стараюсь рассказать русскоязычному миру о своей музыке — забавно, но большинство самых лучших фанов Zex из России сами нашли мой стафф, зачастую через англоязычные источники.

— Понимаю. Но, согласись, скажем, у такого направления как хоррор синт или данжен синт тоже нет взаимосвязи с культурными кодами России, но, тем не менее, у подобной музыки существует пусть маленькая, но армия преданных поклонников. Свободный доступ к музыкальной сокровищнице мира стирает границы, но как показывает практика, российский слушатель крайне ленив — отсюда, на мой взгляд, все эти сталинские культы типа Throbbing Gristle и Coil. Грубо говоря, чем покормил Google на первой страничке по запросу индастриал, то и слушают. Как ты относишься к этому?

И у индустриальной музыки есть свои поклонники, которые идут дальше «культов» Coil и TG — и думаю, их может быть побольше, чем у хоррор синта или данжен синта, если посчитать и подростков, которые на волне популяризации индастриала стали все-таки копать дольше.

К «культам» отношусь нормально — группы-то хорошие в любом случае, и каждая найдет своего слушателя, а что там сами слушатели потом будут делать с этой музыкой, как ее воспринимать, копать далее или не копать — это уже их дело. В возникновении «культов» виноваты же не музыканты, а по большей части сами фанаты.

Расскажи, собственно, в двух словах о новом релизе.

Это сплит с детищем бруклинца (с русскими, как оказалось корнями) Фейда Кейнера — Statiqbloom. Сейчас там еще на гитаре и синтезаторах Сорен Рой из магической, потрясающей, невероятной группы Rosenkopf, которая, к сожалению, распалась. Я безумный фан музыки Rosenkopf — и это вдвойне приятно, что я смог организовать этот релиз по собственной инициативе. Потом еще оказалось, что Фейд — вокалист группы Batillus, которую я тоже очень люблю.

Релиз, с моей точки зрения — это крайне мрачный психоделический электро-индастриал. Интересно, что ключевое влияние у меня и Фейда одно — Skinny Puppy, но разницу между нашими треками сильно слышно. Я, кстати считаю, что сторона Фейда куда круче и техничней моей, а он думает, что лучше моя сторона пластинки — забавно, как творческое мышление двух людей в условиях переработки исходного материала или жанровых рамок может отличаться.

Твоя музыка пронизана столькими реминисценциями, что голова идет кругом. Ее можно не только слушать, но и разгадывать как ребус. Поэтому, прости, но я не могу не задать этот пошлый вопрос о влияниях. Очень интересно, из чего сконструирован твой универсум.

Да, я активно люблю ссылаться на то, что оказало на меня влияние — так же,  как и понимать влияния в поп-культуре вообще. Наверное, однажды, я бы даже осмелился написать об этом книгу — годам к 30, серьезно. Если дать мне свободу говорить о таких вещах, то я вообще не заткнусь [смеется].

На самом деле, к переизданию бэк-каталога Zex в виде бокс-сета из 3-4 кассет (выйдет в 2015, я думаю) я хочу подготовить подробную информацию, что и как повлияло на запись конкретного релиза. На моей памяти подобный подход был на одном из поздних альбомов DarkthroneF.O.A.D., где вместо текстов песен Фенриз указывал что повлияло на тот или иной трек, а также писал список рекомендуемых к прослушиванию альбомов. Считаю, что это реально крутая затея — от фанатов музыки для фанатов музыки.

На альбоме Mind Slaughter я хотел сэмулировать звучание Сleanse Fold and Manipulate и, наверное, в какой-то степени Mind: The Perpetual Intercourse.

На грядущем сплите влияние Puppy отошло на задний план, теперь я (изначально неосознанно) начал делать вещи а-ля Benestrophe, черпая вдохновение также откуда угодно — фильмов про Джима Джонса, бразильского металла и японского хардкор-панка 80-х годов, работ Тю Исикавы (автор саундтреков ко всем трем «Тецуо» и вообще всем фильмам Синьи Цукамото)…

На абсолютно все релизы повлияло мое увлечение фильмами ужасов и аниме 80-х, чтение Филипа Дика, личные образы и переживания… Иногда мне кажется, что легко рассказать об этом всем, но потом я понимаю, что Zex — это еще и искренне выражение того, что мне снится или просто приходит в голову. И выразить это не так-то легко — потому что как точно можно передать синестический спектр разных чувств — вкусовых, цветовых, визуальных? Это значит не только выставить напоказ конечный плод всего этого — музыку (что для меня приемлемо), но также и дать очень подробный комментарий своих самых личных переживаний, а настолько обнажаться перед слушателем я не готов.

Если супер кратко, то универсум Zex — это попытка создать альтернативные (нереальные) 80-е, как в фильме Beyond the Black Rainbow, например. Не совсем так, конечно — скорее как если бы вымышленные 80-е выглядели бы в маленьком городке из «Видеодрома».

До Zex Model у тебя был еще один проект, который ты свернул. Что это была за музыка? И почему мы о ней ничего не знаем?

Далеко не один — часть можно посмотреть на Discogs. Не горю желанием рассказывать о них, информации в сети хватает, а я к этим записям потерял всякий интерес. Кому-то они могут понравится, но мне кажутся уж слишком примитивными, при том что и Zex — не самая сложная музыка. Но я не исключаю появление новых проектов, например,  уже много лет хочу записать саундтрек к несуществующему фильму ужасов — не как Umberto, но скорее близкое к body horror тематике. Плюс, я медленно работаю кое над чем крайне отличным от Zex, но пока слишком рано рассказывать об этом.

— Ваш совместный проект с Игорем Шапранским, надеюсь, получит продолжение в будущем?

Надеюсь, что да, но в лице совсем другого проекта. Это требует много времени, а Игорь сейчас занят по полной со «Срубом».

Zex Model, как и многие другие проекты, включая Pale Kings с Игорем, родились в период, когда я был сосредоточен только на музыке и прочих хобби 24 часа в сутки, испытывал огромное воодушевление — и оно иногда шло в минус качеству моей музыки. Сейчас я даю материалу «выстояться» — EP Zex Model делал 7 месяцев, альбом — около года, а треки на сплит — 3-4 месяца.

На чьей ты стороне в битве между софтом и железом?

Не хочу разочаровать многих, но у меня нет абсолютного никакого благоговения перед железом — если только в комбинации с софтом.

Забавно, но я наблюдаю такой момент — многие «отцы» безболезненно перешли чуть ли не на одни лэптопы (поздний TG, Lustmord, Coil, Хуан Аткинс, Алекс Роботник… примеров очень много), вызывая нехилые взрывы ненависти даже среди иностранных поклонников, мол «мы за билеты платим, чтобы смотреть, как Роботник крутит синты, а не стоит за лэптопом» — мне это, честно говоря, кажется очень адовым. Все хорошо в меру.

— Мы живем в аду. Ждем от тебя покорения новых вершин.