Возможно ли при общей логоцентричности современной западной культуры провести четкие границы между вербальным и визуальным?

Имеет ли смысл отделять литературный перформанс от художественного, учитывая силу концептуальных традиций в отечественном искусстве, где статус текста крайне высок?

Хуй его знает.